Перейти к содержимому

  • активных жалоб
  • Самый Популярный Контент


    #1579 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 15 Март 2018 - 15:00

    Второй месяц третьего года от основания А’Мун Кай, восемнадцать дней до Ярмарки Новолуния.

     

    Мой личный маленький кошмар, в очередной раз, подошёл к концу. Аптекари из Королевского Фармацевтического Общества за скромную плату подобрали и пришили мне новую челюсть (надеюсь, простоит она дольше предыдущей). Спасибо войне, на этот раз у меня даже был небольшой выбор. 

     

    После наскоро наведённого марафета, я сразу же отправился в наше Логово, надеясь застать там Хранителя.

    Войдя в просторный, богато убранный зал, я увидел сгорбленную фигуру у камина. Веос, заметив меня, быстро перевернул тыльной стороной какие-то бумаги на своём столе и, развернувшись в мою сторону, указал на кресло рядом. Диалог получился менее напряжённым, чем я ожидал. В последние дни не произошло ничего исключительно важного, что требовало бы моего непосредственного участия. Однако мой визит оказался весьма своевременным. Хранитель сообщил, что завтра состоится незапланированное общее собрание клана, а Ллэй уже носится по стокам Даларана в попытке отыскать меня и передать эту новость. Ну, что же, по такому случаю, я решил остаться в Логове до вечера и, заодно, сделать эту запись в дневнике. А эльфийка пусть побегает, лишняя физическая нагрузка ещё никому не повредила. Ха!

     

    Есть ещё кое-что. Уже собираясь уходить, я заметил на столе Хранителя маленький золотой компас с изящной гравировкой. Эту вещицу я узнал сразу. Только, когда я видел её в последний раз, на ней не было пятен от запекшейся крови, а на крышке- глубокой трещины. Карманный компас Цилинара. Перехватив мой взгляд, Хранитель медленно повернулся и пустые глазницы костяной маски уставились прямо на меня:

     

    "Что-то ещё?"- холодный вопрос был произнесён таким далёким голосом, будто говорили из могилы. Отрицательно мотнув головой, я молча вышел из кабинета, осознав, что мои худшие страхи подтвердились.

     

    Наш брат, от которого так долго не было вестей, наш разведчик Цилинар- мёртв.  


    • Веос, Вирэл, Zorg и 4 другим это нравится


    #216 "Нам не нужно слов чтобы понимать друг друга."

    Написано Thessia на 29 Август 2016 - 17:41

    4d59be4a0669.jpg

     

    cdbc76232b15.jpg

     

    Монстры... Чудовища... Убийцы...

    Именно так как правило описывают расу Отрекшихся, но история этих двух разбойников показывает как мало люди знают о ней.

     

    Дневник хладнокровного.

     

    Проклятый альянс, они повсюду ищут меня... Они снова нашли меня, ведь это не сложно, все знают что за "людей" в черных гербовых накидках с белым черепом в шляпе, объявлена награда, да такая что еще их внуки пропивать будут. В этот раз наемников было слишком много, пришлось сжечь свой дневник и все свитки, что были в моей комнате. Хех.. в комнате? Скорее в съемной лачуге, сюда я приходил просто выпить пенного и пересчитать золотишко, собранное с трупов. Зачем я спалил половину пиратской бухты? Затем что там было слишком много информации о нас... О нас... Нет уже этих "Нас" есть только я, в этой рваной, грязной, пропитанной кровью, но столь близкой и родной, гербовой накидке. Нет! Глупец! Нельзя прекращать поиски, столь великий клан не пропадет без следа, они ведь разбойники, они лишь уходят в тень, что бы снова нанести удар с новой, сокрушительной мощью! Я должен идти дальше... Я должен найти их. После того, как я спалил пиратскую бухту, мне удалось проскользнуть в трюм корабля, что стоял у причала. Сейчас под стук волн о борт и легкое покачивание, наверное самое лучшее время рассказать о том кто я такой и зачем я ищу этих загадочных "их". Представиться я к сожалению не могу, в многолетних скитаниях я потерял свое имя, впрочем как и все остальное. Остались лишь воспоминания о нас, о "хладнокровных". Все считали нас подлыми воришками, безжалостными убийцами, что готовы за гору монет мать родную продать и они были чертовски правы. Наемники высшего ранга, убивали не то что за монету или артефакты, а убивали просто так, потому что весело, потому что от этого закипает кровь в давно мертвых жилах.

    — Нож в спину это грязный прием! - скажете вы?

    — Победителей не судят, - прошепчу я вам из за спины.

     

    Но я знал их другими, не просто отбитыми головорезами без морали и чести , коими их все считали, я знал их такими какими они были, преданными своему делу и клану. Сильными, отважными, умными и расчётливыми разбойниками. Там всегда помогали и обучали тех, кто только начинал осваиваться в этом жестоком и подлом мире, брали под свое крыло слабых и брошенных, заблудившихся воришек и выращивали из этих беспомощных цыплят настоящих разбойников, ассасинов, вестников смерти. Ваши нормы и понятия чести чужды нам. Говорите что угодно, но я знаю, я был там, я сражался с ними плечом к плечу. Нет никого кто сравнится в боевом ремесле даже с рядовым разбойником нашего клана! Что уж говорить о совете. В этой гильдии Я нашел верных товарищей, поддержку и великих мастеров. Нашел то чего не мог найти нигде больше. Я нашел свой дом. Место мое там и нигде больше. Поэтому пока я могу ходить я буду искать их. Да поможет мне Сильвана!

     

    СБРОСИТЬ ЯКОРЯ! МЫ ПРИБЫЛИ В КАБЕСТАН! - загорланил моряк на палубе. Я накинул на лицо капюшон и побрел к выходу. Огромный плащ с капюшоном скрывал мои клинки, гербовую накидку и очевидные признаки "отрекшигося", так что я без проблем выбрался на сушу. Куда же мне податься? Пока отсижусь здесь, постараюсь достать информацию, все же портовый город, может кто то что то видел, потом пойду через Перекресток в Оргриммар, в столице точно должен быть тот у кого можно вытянуть информацию о моей гильдии. О "ColdBlood" знали практически все, но как только дело доходило до разговора о ней — люди цепенели, отнекивались и бледные как побелка уходили от разговора. Чем же их так запугали... Спустя сутки в кабестане я выдвинулся в путь, вот только где достать денег, бесплатно никто не будет говорить. Мои размышления прервал дикий рев, вдали я увидел летящий в мою сторону силуэт дракона. — Неужели и ему захотелось награды за мою голову — в шутку пробормотал я. Из его пасти вырвался огонь и я понял, что лучше бы мне делать отсюда ноги. Я спрятался за огромным валуном, он бы меня не спас, но дракон уже сменил траекторию полета и меня вообще врят ли бы зацепило, но осторожность не будет лишней. Дикий рев пронёсся где то рядом, в ушах зазвенело , я почувствовал жар и уж было начал поносить его матушку всеми "старыми добрыми" ругательствами. Как вдруг все вокруг окутала тишина. Я выглянул и понял, что это был не обычный дракон, обычный дракон не способен за секунду расколоть степи пополам. Я отряхнулся и поплел дальше, я жив, если это можно так назвать, здоров, а остальное меня не особо волнует. Пройдя чуть от кабестана я увидел сожженную до тла деревушку посреди оазиса. «Там должно быть что то что пригодится мне», - подумал я. Везде лишь пепел и зола, а еще десятки обгоревших трупов. Это не могло не радовать, расплываясь в улыбке я пробормотал: «Легкая добыча». Найдя на одном из трупов золотой браслет кровавых эльфов, я чуть не пустился в пляс. Лучше и быть не может! Я собрал все самое ценное, теперь у меня есть чем заплатить за информацию. Собираясь в путь, я заметил под завалами дверь, очевидно от погреба, на ней висел металлический замок. Подойдя ближе, я понял что все не так просто, вокруг этой двери повсюду магические ловушки. Их расставил могущественный остроухий, но так неряшливо и грубо, что мне не составило труда их заметить и обезвредить. Спешил. Видимо, там что-то очень ценное. С замком даже не пришлось возиться. Я спустился вниз, вокруг кромешная темнота, но мне не привыкать, в ней мне даже уютнее. Шаря по полкам я услышал шорох и моментально скрылся в темноте.

    — Выживший? Хреново... - пронеслось в голове.

    Подкравшись к шкафу, я распахнул дверцу и подставил клинок к горлу врага. «Маленькая девочка, кровавая эльфийка, в обнимку с печкой , ничего опасного, хоть и очень странно», - подумал я и спрятал свои клинки. Фыркнув, побрел к выходу, за ее смерть мне даже никто не заплатит. Подойдя к лестнице мою голову пронзили воспоминания о том как я скитался по миру совсем один. «Если я оставлю ее здесь ничего хорошего из нее не выйдет, разве что корм для крыс. Мне она может пригодиться, я приведу в клан еще одного бойца, если начать тренировать ее с малых лет то может что то из нее да выйдет», - пронеслось у меня в голове.

    Мне показалось это хорошей идеей и я не оборачиваясь произнес: - Если не хочешь стать рабом или едой для крыс, то бросай эту железку и идем со мной .

    Я стал подниматься по лестнице как услышал бархатный голосок:- Я его не брошу, он мой друг!  - с дрожью в голосе заявила юная эльфийка.

    Вот мне оно надо? Его на весь Азерот слышно. Ладно, потерплю. Надеюсь хранитель будет рад моему "подарку".

    - Твой друг? Тогда закинь его в сумку и тащи сама. - Она начала копошиться и искать куда бы его убрать.

    - Эх...- я тяжело выдохнул.

    Подойдя, я закинул в рюкзак печку и наставив на него кинжал произнес: - И что бы не звука  - после я сделал тот же жест в сторону эльфийки - Тебя это тоже касается, лишний шорох, шаг в сторону, болтовня без дела и вы оба покойники , уяснили? - эльфийка закивала.

     

    Мы дошли в Оргриммар, набрали немного еды по пути, я совсем забыл что живым надо есть и спать. В Оргри ничего не удалось узнать, я и не удивлен. Не стоит отчаиваться.

     

    Не стоит отчаиваться... эти слова я повторял себе уже долгие годы, они въелись в мою голову, но с каждым днем было все сложнее верить в них. Прошло много лет с нашей встречи с эльфийкой. Все это время мы путешествовали в поисках хоть какого то знака который заставил бы поверить меня в то, что моя семья еще существует, большая часть клана была перерожденными, поэтому они не могли состариться или умереть где-нибудь от голода и прочего. В то что они все погибли в схватке тоже не верю, в мастерстве убийства и скрытности им нет равных, не один следопыт не выследит их. Эльфийка подросла, я достал ей экипировку и клинки, обучил всему что знал сам, я не великий воин но моих навыков хватало что бы прокормить эту бездонную юную особу. Вскоре она даже начала помогать мне, она неплохой актер, когда она была ребенком, мы ловили сердобольных путешественников, с них особо не поживишься, но мало кто мог пройти мимо плачущей маленькой девочки в лесу, как только они подходили ближе появлялся я и путь странника заканчивался, навсегда. Вскоре я научил обращаться ее с клинком и она могла ходить на охоту в одиночку, казалось что ей это даже нравится. Выросла она очень красиво, теперь мы с легкостью заманивали в нашу ловушку богатеев, чиновников и прочий богатый, похотливый сброд. Дела пошли в гору, у нас было все о чем мы могли пожелать, но мне не было покоя. Каждый вечер я обучал ее и рассказывал истории своей былой жизни, той самой , когда у меня еще был клан и имя.

     

    Она была уже взрослой и самостоятельной, но все такой же беззаботной и жизнерадостной когда мы дошли до Тиресфальских лесов. Она назвала меня Реитенши, сказала что это красивое имя и мне оно пойдет, я был и не против, бывало и хуже называли. Обычно коротко - Реи. Мы шли тропинкой и забрели в глубокую чащу, я ей рассказывал о ядах, их свойствах и способах применения. Она внимательно слушала и собирала всякие цветы, она считала, что мне они идут. Единственное что мне могло подойти из цветов это венок возле моего склепа. Железяка бегал с ней, всегда и везде, они не разлей вода. Честно сказать от ведра с гвоздями была польза, он готовил покушать, на нем было удобно вытягивать информацию из людей, мало кому нравится когда его лицо прижимают к сковороде, а сверху еще и лопаткой по башке бьют. В ходе обсуждения нейтрализующего яда я заметил силуэт в кустах, дав опознавательный жест Айфи я скрылся в тени, она забросила сковороду на ножках себе в сумку и последовала за мной. В кустах был охотник, судя по его броне - не новичок, гладиатор. Странно что он нас не заметил. Они превосходные следопыты. Айфи начала заходить слева, я справа. В паре метров от него я услышал резкий звук со стороны эльфийки. Она попала в ледяную ловушку, ее ноги примерзли к земле, она не могла сдвинуться. В этот момент охотник приказал своему тигру атаковать ее, а в мою сторону пустил осветительную ракету. - Черт! Он знал! - прозвенело у меня в голове, я метнулся в его сторону, но он отпрыгнул назад. Завязалась схватка.

    - Надеюсь она помнит чему я учил ее  - с надеждой пробормотал я. В ходе долгой схватки я услышал жалобный писк тигра.  - Она справилась , - выдохнул я, - пора и мне заканчивать . Пока охотник натягивал тетиву , я в мгновение ока переместился ему за спину и воткнул кинжал в ногу, тот рухнул на землю и завопил от боли, второй кинжал вошел в его мягкое горло, как нож по маслу, и теперь он лишь хрипел и брызгал кровью. Я вытащил клинки из его тела и посмотрел на Айфи, она подошла ближе, вдруг её лицо исказилось в ужасе.

    - Берегись ! - закричала она.

    Айфи ринулась в мою сторону. Я обернулся, пасть друида ,в форме кошки, уже была передо мной. Он воспользовался тем, что я расслабился после убийства, как я думал, единственного своего врага.

    - Конец, конец всему - Пронеслось в голове пока я вскидывал клинки вверх, дабы отразить атаку в прыжке. Тут я почувствовал толчек в бок. — Нет, только не это, зачем, зачем ты это сделала...

    Его зубы вонзились ей в горло, а она лишь смотрела с улыбкой на меня. Меня охватила боль, после - ярость. Я метнул кинжалы в друида, один воткнулся в легкое, другой в лапу, скуля, он свалился с окровавленного тела Айфи. я подскочил к нему и начал бить кулаками, яростно, я слышал хруст костей, не знаю моих или его, с каждым ударом его скулеж становился все тише и тише, пока вовсе не прекратился, но меня это не остановило, я продолжал пока в конце концов не обнаружил что вместо морды я бью в землю, от его головы ничего не осталось.

    - Держись, держись, прошу я без тебя с ума сойду с этой печкой - пытался с улыбкой говорить я.

    Печка тихонько шипел угольками возле Айфи и даже не обратил внимания на мой не своевременный юмор. Неподалеку был конь привязанный к дереву, охотнику он больше не пригодится. Животное даже не сопротивлялось когда я оседлал его, оргриммарский волк выгрыз бы мне кишки тронь я его хозяина, как хорошо что это не он.. Я быстро примчал к телу Айфи, закинул на лошадь, а печку кинул в рюкзак. Она уже не дышит, врача искать нет смысла, ее глотка разодрана, языка как и нижней челюсти тоже не наблюдается. Я очень этого не хотел, но придется везти её к Сильване, в Подгород.

     

     

    Предо мной раскинулся замок, в нем уже много столетий не было не одного живого, теперь это дом для всех отрекшихся и живым там не место. Сильвану я не видел с тех пор, как очнулся от столетнего сна, если сейчас она в своих хоромах возможно я сразу убью двух зайцев, воскрешу Айфи и разузнаю про клан. На входе, после сада и фонтана, через мост был зал, тот самый, где проходили наши собрания, воспоминания нахлынули но я не мог медлить, Айфи уже была похожа на одну из нас. За время поездки ее кожа изменила цвет и в некоторых местах виднелись кости. Я слез с коня, взвалил её на плечо и пошел к лифтам. Возле лифта, меня встретили два верзилы, мясники, местная стража, огромные гуманоиды сшитые по кускам и вооруженные тесаком и мясницким крюком. Они преградили мне путь, я снял капюшон. Они увидели мое лицо и расступились. Через пару секунд дверь поднялась и мы вошли в лифт. Спустившись, я ринулся прямиком туда, где раньше была королева. Сегодня мой день, я увидел ее силуэт и бросился к ней.

    - Сильвана! Помоги своему солдату! - прокричал я ей. Но стража преградила мне путь. Мой плащ расстегнулся и все уставились на мою гербовую накидку.

    - Пропустите его, чего ты хочешь? - спросила она, немного удивленным голосом.

    - Прошу Вас, переродите её - я положил Айфи на пол. – Я не знаю как вы это делаете, алхимия, некромантия, чума, но я знаю что вы можете помочь мне! - Даже я бы поражен своей наглостью.

    - Хорошо, за былые заслуги я помогу тебе - она кивнула своему помошнику, тот подбежал к телу Айфи, взвалил ее на плечо и потащил куда-то.

    Я уж было ринулся за ним, как Сильвана окликнула меня: - Разбойник, останься, нам есть что обсудить - я понимал к чему она клонит, я оставил ее, а теперь вернулся за помощью.

    Мы прошли с ней в отдельную комнату и я поведал нашу историю.

    - Хахаха - звонкий смех госпожи разнесся по комнате - неужто ты влюбился в эту эльфийку? Отрекшимся чужды чувства и эмоции, поэтому вы и были самыми лучшими - она показала на мою гербовую накидку.

    - Это не любовь, она спасла меня, она отдала свою молодую жизнь за меня, за старика который за две жизни прожил несколько столетий, который уже давным давно умер и ничего не чувствует. Этот поступок доказывает её верность, отвагу, самоотверженность. Она хороший напарник и я не хочу потерять её. Она будет достойным пополнением в ряды "ColdBlood".- Я заметил как исказилось её лицо. - Я ищу их долгие годы, я прошел все материки вдоль и поперек но я не отчаиваюсь, я найду их и мы станем еще сильнее.-

    Сильвана расплылась в улыбке - Так вот из-за чего весь этот сыр бор - она рассмеялась - "ColdBlood" больше нет - она заметила как мое лицо исказил страх. - Не спеши расстраиваться и горевать по падшим товарищам, с ними все в порядке, дела идут в гору и гильдия процветает, я вижу ты в замешательстве и я понимаю почему, ты все эти годы искал не то , гильдия переживала тяжелые времена и разваливалась на глазах, им пришлось приостановить свои вылазки и скрыться дабы набраться сил и нанести удар, с новой, сокрушительной, силой. После долгого отсутствия они вновь подняли свои знамена под именем "А’мун Кай" и я помогу тебе их найти. -  Она вызвала гонца - Возьми то, что даст тебе этот андед и передай главе гильдии воров - гонец кивнул и подбежал ко мне.

    Я задумался и решил - Подожди, приходи сюда завтра -  Он посмотрел на Сильвану, та лишь одобрительно кивнула.

    - Спасибо, королева - сказал я прижав кулак к сердцу - ваша доброта не знает границ - та лишь рассмеялась и кивнула в ответ .

    — Могу ли я увидеть свою спутницу? - мой голос был полон волнения и это было сложно утаить.

    - Конечно, ступай к некроманту в склеп, скажи стражнику на выходе что ты от меня, он тебя проводит.

    Я встал на колено и сказал - Простите мои промахи, простите что покинул вас и отправился на поиски своего клана.

    Она перебила меня - Ты верен своей  семье, это похвально, не стоит извиняться за это.

    Я встал, еще раз поблагодарил её за все, что она сделала для меня и отправился к стражнику, я объяснил ему ситуацию, он кивнул и предложил мне пройти за ним. Мы дошли до склепа, тяжелая дверь отворилась и я увидел возле стен десятки гробов.

    - Вам что то нужно? - не отрываясь от свитков, произнес некромант.

    - Я пришел за эльфийкой, вам ее послала Сильвана.

    - Ах да, пройдемте - он подвел меня к гробу в котором лежала Айфи. Печка вынырнул из рюкзака и с волнением обнял меня за ногу. - Я уж думал ты там помер - язвительно сказал я, в ответ лишь было легкое недовольное шипение угольков. Айфи, точнее то чем она теперь стала , умиротворенно лежала в гробу , сквозь обрывки одежды виднелись кости, кожа посинела. Я взглянул на печку

    - Наша подруга похорошела, ты так не считаешь ? - я расплылся в улыбке.

    Пьер грозно замахал лопаткой. Ко мне подошел некромант

    - Мы восстановили ей челюсть и горло, но к сожалению она больше не сможет говорить.

    - Нам не нужно слов что бы понимать друг друга.

    Некромант пожал плечами - ну ладно, приступим к пробуждению. - Он подошел к Айфи, что-то пробубнил, взмах рук и тишина.

    Мы с печуркой стояли как вкопанные и ждали, некромант попрощался и спокойненько пошел по своим делам. Она открыла глаза и увидев нас бросилась обниматься, повисла у меня на шее и мы рухнули на пол, печка бегал в вприпрыжку вокруг нас и готовил блины, наверное что бы отметить возвращение хозяйки и самого близкого друга.

    - Так, ну все, хватит валяться, у нас еще полно дел. - сказал я пытаясь отлепить её от себя. Она встала и протянула мне руку, увидев свои костяные пальцы, она уставилась на них, потом пожала плечами мол " ну и ладно" и помогла мне подняться.

    - Ты теперь такой же урод как и я, поздравляю, а еще теперь ты не можешь говорить, но это наверное и к лучшему, - я рассмеялся, печка дернул за штанину Айфи, та его подняла и поднесла к моему лицу, после чего я получил неплохой удар лопаткой по своей черепушке, я разозлился и потянулся за кинжалом

    - Ах ты маленький... - увидев, как Айфи прижала его к груди и повернулась боком ко мне я немного остыл.

    - Я скучал, у меня много новостей, пойдем , я все расскажу. - Она поставила печку на пол и мы втроем побрели к выходу.

     

     

    Мы ютились в уютной комнатушке в деревушке рядом с Подгородом, там было что то вроде гостиницы для мертвяков. Я поведал ей обо всем что произошло. Странно, что она ни капли не огорчилась, узнав о том, что она теперь будет немой отрекшейся, ей было важно только то, что она снова с нами.

    — Что же мне им послать, пергамент? медальон ? уши альянса ? - бубнил я, стуча пальцами по столу.

    Айфи взяла меня за руку показала на дневник и улыбнулась.

    — Думаешь это кому то интересно? Да и стыдно мне как то. - она смотрела на меня так что по костям пробежал холодок.

    - Хорошо, только допишу немного - ответил я и принялся писать свое послание.

     

    "Здравствуй разбойник. Кто бы не взял эти письмена в руки, хранитель, кто-то из совета девяти или рядовой разбойник - передай всем, что я ищу вас. Понимаю прошло много времени, но я надеюсь на то, что для меня и моих компаньонов найдется местечко в вашем клане. Взамен могу предложить лишь верность и славу, которую мы принесем гильдии на полях сражений. Я передаю этот дневник гонцу Сильваны и ожидаю ответа от вас. С уважение Реи, Айфи и Пьер (печка)."

     

    Послание было получено и назначена встреча. Окрестности Каражана часто служили клану Хладнокровие местом посвящения новичков в клан.
    Прибыв на место разбойники встретили монахиню, которой было поручено испытать их. Использовав навыки, приобретенные в ее родном клане Лавеллан, ей удалось призвать воплощение страха как Реитенши, так и Айфи, а именно друида, из-за которого так круто изменились их жизни.
    Победив его они доказали, что ужасы прошлого более не властны над ними и были приняты в клан.


    • Вирэл, Лавэлиан, Дэсмургия и 3 другим это нравится


    #215 Пьяный мастер

    Написано Thessia на 29 Август 2016 - 17:36

    c4513e5eb2a2.jpg

     

     

    При виде этого разбойника всегда появляются двойственные чувства. С одной стороны этот эльф, находящийся постоянно в полупьяном состоянии, не воспринимается в серьез и не кажется достойным противником. Чем Вирэл постоянно и пользуется заставая противников врасплох. С другой, узнав его получше вы видите спокойного, целеустремленного и весьма опасного убийцу, которому любовь к спиртному никоим образом не мешает.
    Вирэл весьма достойно проявил себя пройдя Путь Тумана и избавившись от одного из своих страхов.
    Ныне этот разбойник является почетным членом клана, Фэн'Харелом. А также всегда желанным гостем на любой встрече, так как благодаря ему даже самое тухлое мероприятие начинает играть новыми красками и как правило плавно переходит в потасовку. Хотя возможно всему виной огромные запасы сокрытые в его сумках.


    • Лавэлиан, Иё'ши, Лесто и 3 другим это нравится


    #213 Безликий Ужас

    Написано Thessia на 29 Август 2016 - 17:24

    8baf17bc4bdb.jpg

     

     

     

    После происшествия с кланом Хладнокровие долгое время об этом разбойнике не было слышно абсолютно ничего. Выжившие разбойники долгое время пытались разыскать его в надежде, что он сможет возродить былое величие великого клана. Однако всех их попытки терпели крах и в итоге не увенчались успехом.
    Много лет спустя прошел слух о разбойнике, который отдаленно подходит под описание Веоса. Его видели в столицах Орды в компании некой эльфийки, они молча бродили по улицам городов всматриваясь в прохожих и как будто выискивая кого-то.
    Спустя еще какое-то время слухи подтвердились. Веос вернулся и собирает новый клан под таинственным названием А'Мун Кай.
    Разбойники откликнулись на зов, но те, кто помнил старого Веоса, были сильно удивлены. Хранитель Клана А'Мун Кай сильно изменился. На все расспросы о том, что произошло и где он был долгое время он лишь ухмылялся и говорил, что путешествовал и искал себя.
    Теперь он носил жуткого вида маску на своем лице, которую никогда не снимал. Что он скрывал под ней так и оставалось неизвестным. И что-то странное было в его голосе, что-то... не из этого мира...

     


    • Веос, Вирэл, Лавэлиан и 3 другим это нравится


    #1686 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 06 Май 2018 - 07:01

    ***

     

    Неизвестно, сколько прошло времени до момента, когда Аталиан впервые услышал о эфириале по имени Ар’риф, снискавшем себе, среди узких кругов, славу выдающегося исследователя в области танатологии. Долгое время Син’дорай отчаянно пытался найти решение своей проблемы, казавшейся вовсе неразрешимой. Сколько шаманов, колдунов, некромантов, чернокнижников, даже друидов ему пришлось расспросить, но везде в разных выражениях он слышал один и тот же вердикт: «смерть необратима». Но, вот, однажды, кто-то из членов Совета Мрачной Жатвы обмолвился про работы Ар’рифа из Запределья, великого учёного и автора многочисленных трактатов о природе бытия. Бегло ознакомившись с трудами, написанными эфириалом, Аталиан убедился, что Ар’риф - его последняя надежда. Если уж он не знает, как получить лекарство от смерти, то не знает никто.

     

    Во время своих странствий по Азероту, эльф накопил огромный опыт общения с самыми разными представителями разумных существ, населяющих этот мир. Он неплохо научился вести переговоры, договариваться, торговаться и выуживать из собеседника нужные ему сведения. Не без труда, но ему, всё же, удалось узнать, что эфириал Ар’риф обитает в уединённом месте неподалёку от Штормовой Вершины, к западу от руин Фаралона. Когда Аталиан постучал в дверь дома без окон, обители учёного, его флакон с зелёной жидкостью, купленный у тирисфальского аптекаря за сапоги, был почти пуст, а сам син’дорай уже внешне более напоминал отрекшегося из армии Тёмной Госпожи, нежели представителя высшего народа эльфов.

     

    Чем я могу быть полезен?- холодный голос раздавался, будто из нескольких мест одновременно.- Может, перейдём к делу? Или Вы так и будете стоять у порога? В чём заключается цель вашего визита?

     

    От такой прямоты Аталиан на секунду опешил. Давненько он не сталкивался с тем, кто настолько открыто начинает вести беседу. Однако эльф быстро подстроился под манеру общения эфириала.

     

    Моё имя Аталиан. И я не мёртв,- с этими словами син’дорай стянул с лица чёрный шёлковый шарф, прикрывающий нижнюю половину лица, на которой отчётливо виднелись явные признаки глубокого разложения. – Я знаю, что вы - большой специалист в подобных вопросах и прошу Вас помочь мне. Я готов заплатить любую цену.

     

    А потом Аталиан рассказал Ар’рифу всё. Про инцидент в Смертхольме, про свои ощущения, про Холланда и его теорию, а также многое другое, что ему удалось узнать во время своих странствий. Эфириал ни разу не прервал рассказ эльфа и, более того, даже не сдвинулся с места. Лёгкий ветерок из неплотно закрытой двери покачивал свисающие лоскуты бинтов зачарованной ткани, заменяющие этому существу одежду. В какой-то момент Аталиану показалось, что эфириал его даже не слушает, однако он не остановился, пока не закончил свою исповедь. После долгой паузы, Ар’риф, всё- таки, заговорил:

     

    Ты удивишься, если я скажу, что искал тебя гораздо дольше, чем ты меня? Да, мы сможем помочь друг другу.

     

     После этих слов эфириал жестом указал Аталиану пройти за ним в лабораторию, оборудованную в подвале скромного жилища.

     

    Прошу простить за грубость, но Холланд- дурак. Запутал тебя и запутался сам. Да и остальные не лучше. Твоё состояние называется танатогенезом. Будь я поэтом, то сказал бы, что ты - воплощение смерти, или, скорее, живая смерть. Отвечу на главный вопрос, который, буквально, гремит сейчас в твоей голове. Да, я смогу… обратить этот процесс вспять.

     

    Спустившись в подвал, эфириал плавно приблизился к столу, рядом с которым стоял высокий торшер причудливой формы. Сделав лёгкое движение рукой, Ар’риф включил магическую лампу, и всё помещение залил мягкий голубоватый свет. Аталиану уже не раз приходилось бывать в подобных местах, он повидал немало всяческих лабораторий и рабочих кабинетов алхимиков, магов и других экспериментаторов, однако то, что открылось его глазам  в подвале эфириала, производило ,действительно, сильное впечатление. Обычный для таких мест стеллаж с книгами и фолиантами, а также стол с перегонными кубами, ретортами и прочими колбами, занимали здесь ничтожно малое пространство. В основном, в помещении находились такие устройства и механизмы, назначение которых эльф не мог себе даже вообразить. Странного вида конструкции с прозрачными сферами, внутри которых сверкали, будто бы пойманные туда, молнии. Стеклянные ящики с энергетическими кольцами, конусообразные аппараты, вокруг которых пульсировали фиолетовые лучи. Обитые железом сундуки, похожие на огромные катушки. Соединённые между собой и покрытые замысловатыми узорами диски, сверкающие холодным синим светом. А ещё, тут было безукоризненно чисто. Ни пятнышка, ни пылинки. Бесстрастный голос Ар’рифа вывел Аталиана из оцепенения.

     

    Раздевайся и вставай на платформу позади тебя. Прямо напротив скан… металлического кольца с розовыми молниями внутри.

     

    Быстрыми движениями син’дорай сбросил с себя всю одежду и встал в указанное место. Эфириал, находясь в противоположном конце комнаты, повернулся к нему спиной.

     

    - Разве, Вы не будете меня осматривать? – удивлённо спросил эльф.

     

    - Я уже это делаю.

     

    Аталиан пожал плечами и решил терпеливо ждать, не задавая вопросов, пока Ар’риф водил руками по прозрачным поверхностям перед собой, на которых непрерывно вспыхивали и гасли какие-то магические символы. Так продолжалось несколько минут.

     

    - Можешь одеваться,- не оборачиваясь, бросил эфириал, - я почти закончил, однако нужно ещё кое-что проверить. Подожди меня наверху. К сожалению, не могу предложить тебе никакого угощения, но ты можешь воспользоваться моей библиотекой, если, вдруг, заскучаешь.

     

    Молча одевшись, син’дорай поднялся в гостиную, где ещё раньше заприметил удобный на вид диванчик. Говоря по правде, дорога к учёному отняла у него очень много сил и времени. Аталиан, буквально, валился с ног. Он свернул свой плащ так, что получилось нечто вроде подушки, под которую эльф спрятал кинжал. Откупорив флакон с зелёной густой жидкостью, син’дорай сделал над ним один глубокий вдох, после чего вернул пробку на место и спрятал бутылочку в специальную сумку на поясе. Как следует устроившись на диване, эльф запустил правую руку под плащ-подушку и, обхватив пальцами рукоять кинжала, крепко уснул.

     

    ***

      

    Аталиан,- тихий голос эфириала слабым эхом разнёсся над головой и вырвал эльфа из сна. Он почувствовал неприятное покалывание, будто от электрического импульса,- Ар’риф легко тронул его за плечо. Рука машинально сжала кинжал. Эфириал плавно отстранился и повторил: - Аталиан, вставай. Нам нужно кое-что обсудить. Я предвижу взаимовыгодную сделку.

     

    Разжав пальцы, син’дорай вытащил руку из-под свёрнутого плаща, оставив там своё оружие, после чего, опустив ноги, сел на краю дивана, приготовившись слушать учёного.

     

    Некромант из Смертхольма не пытался поднять тебя из мёртвых. Он прекрасно понимал, что ты ещё жив. Знак, вырезанный у тебя на спине,- это печать Аментхора. С помощью неё живым открываются двери в мир Теней. Твоё тело было, всего лишь, инструментом, а возвращение к жизни- побочный эффект, который, скорее всего, ни в коей мере не заботил некроманта. Это было лирическим отступлением, а теперь к делу.Эфириал взял с небольшого столика резной ящик из чёрного дерева и, приблизившись, протянул его Аталиану.Внутри шкатулки - два кинжала, которые были выкованы за пределами этого мира. С их помощью я получу то, чего меня когда-то лишили, а ты - вновь обретёшь настоящую жизнь.

     

    Эльф принял ящик из рук Ар’рифа и осторожно открыл крышку. Кинжалы, действительно, казались какими-то чуждыми, не принадлежащими миру Азерота. Они выглядели крайне зловеще, но вместе с тем было в них нечто прекрасное и чарующее. Аталиан мысленно прикинул, сколько золота можно выручить за подобную вещицу.

     

    zwwti-_glBc.jpg

     

    Они бесценны,- эфириал, будто, прочёл его мысли,однако для того, кто способен ими владеть, они будут стоить дороже всего золота мира. Немногие могут раскрыть мощь, заключённую в них. Обычного смертного кинжалы уничтожают прежде, чем он познает их силу, существ более высоко порядка - сводят с ума, а для нежити - просто два куска метала. Но ты, Аталиан, благодаря своей воле к жизни и стечению обстоятельств, не какая-то экзотическая форма нежити, а танатоморф. Существо иного характера. Ты, в достаточной степени, мёртв, чтобы игнорировать негативные последствия использования кинжалов, но, в то же самое время, не лишён жизненной силы, поэтому способен использовать их. Такие качества роднят тебя с теми, для кого и создавалось это оружие.

     

    - А для кого оно создавалось?- эльф оторвался от созерцания кинжалов и внимательно посмотрел на Ар’рифа. Хотя, в случае с существом, лишённым тела и лица, это не имело большого смысла.

     

    Для тех, кто не принадлежит ни к одному из известных тебе миров и чью природу постичь ты не в состоянии.

     

    -Как именно они помогут мне вернуть жизнь?- Аталиан пропустил колкость в ответе эфириала мимо ушей.

     

    - Ты должен будешь убить этими кинжалами тысячу триста пятьдесят гуманоидов. Жертвами должны стать только живые представители разумных рас, в чьих жилах течёт кровь алого цвета.

     

    Глаза син’дорай широко раскрылись от изумления, а нижняя челюсть непроизвольно поползла вниз.

     

    Это не всё. Убивать нужно особым способом. Слушай меня предельно внимательно. У каждого из таких гуманоидов в теле присутствует два вида крови, тёмная и ярко-красная. Кинжал с лезвием, похожим на пламя, называется А’атан, и он принимает в себя только тёмную кровь. Видишь бесцветный камень в навершии? Когда ты начнёшь убивать, камень должен заполниться тёмной кровью и никогда - ярко-красной. По специальному желобу, который сокрыт в рукояти и тянется от лезвия к навершию, кровь жертвы будет поступать внутрь самоцвета. Запомни, ты должен будешь наносить им удары только в те места, откуда из тела вытекает тёмная кровь. Второй кинжал называется Хати’яр. Этот предназначен для светлой, ярко-красной крови. Принцип тот же, но есть несколько различий. Во-первых, драгоценный камень на флаконе, который является частью рукояти, служит для закупоривания этого самого флакона. Кровь с лезвия поступает непосредственно туда. Склянка изготовлена из очень прочного стекла, её невозможно разбить. Кроме того, она без труда снимается с рукояти. Попробуй.

     

    Аталиан достал из шкатулки  кинжал с изогнутым лезвием и покрутил его в руках. Очень лёгкий, но кажется невероятно прочным. Ощупав рукоять, эльф без проблем нашёл место, где нужно приложить усилия, чтобы отделить флакон от основной части. Конструкция была понятна на интуитивном уровне.

     

    Прекрасно. Но и это ещё не всё. Ты должен понять главное, А’атан и Хати’яр – это страшное оружие из другого, чужого и враждебного мира, переполненное нечеловеческой злобой их создателей. Это сложно описать, но кинжалы - лишь слабая тень того, что представляет собой это оружие на самом деле, в его истинной форме. Кинжалы - это его проекция в нашем мире, единственно возможная, для подобного плана бытия, форма. Проекция чего-то гораздо более ужасного и смертоносного. Ярость демонов Пылающего Легиона гаснет перед ненавистью его творцов. Потому что ненависть эта обусловлена самой их природой, сущностью, их фундаментальной разностью с любой известной тебе формой существования материи, будь то смертные, или боги. Эти кинжалы не прощают ошибок, поэтому постарайся не ошибиться, иначе последствия могут быть совершенно непредсказуемыми, однако, наверняка, гибельными для тебя. А’атан и Хати’яр- суть одно целое. И не они будут твоей собственностью, а ты станешь их частью. Потому как они больше и сильнее тебя. Если один испил крови, то и второй обязан её получить, а обязанность эта всегда будет лежать на тебе. Взамен ты получишь то, что ты так упорно ищешь и о чём так страстно мечтаешь.

     

    В какой-то момент, Аталиану стало по-настоящему страшно. Во что он ввязывается? Как можно иметь дело с тем, чего он не в состоянии до конца понять? Однако син’дорай не выдал свои сомнения эфириалу и спросил с напускным безразличием в голосе:

     

    А, что получишь ты?

     

    Я получу светлую кровь Хати’яра. По мере заполнения флакона в рукояти ты будешь осторожно переливать её в пузырьки и через хранилище бездны Оргриммара отправлять мне. Смотрителя хранилища Джазру я предупрежу и проинструктирую. Тебе нужно будет только приносить ему пузырьки с кровью.

     

    - Разве, это не опасно для меня?- эльф понял, что Ар’риф уклонился от настоящего ответа, но решил пока не настаивать. Эфириал несколько мгновений молчал, после чего вновь раздался его холодный и спокойный голос:

     

    Я не понимаю, о какой опасности идёт речь. В транспортировке склянок с кровью нет ничего противозаконного, а сам груз ни для кого, кроме нас, не представляет ценности. Если ты имеешь ввиду, что передача одного типа крови может навредить хранителю кинжалов, то я спешу тебя успокоить. Я сказал раньше, что при лишении жизни жертвы ты должен наполнить соответствующей кровью оба кинжала, таковы правила. Но яркая кровь из Хати’яра для достижения конкретно твоей цели бесполезна, зато она нужна мне. Более того, именно я здесь, в своей лаборатории, буду проводить манипуляции, необходимые для того, чтобы мы оба получили желаемое. Однако тёмная кровь А’атана мне при этом не требуется, но необходимо, чтобы она всегда была при тебе, в самоцвете рукояти. Как я уже говорил, сделка будет взаимовыгодной.

     

    Аталиан почувствовал, что его пытаются надуть.

     

    - Странные, выходят, принципы работы у этих кинжалов. В оба должна попасть кровь одной и той же жертвы, но в А’атане её обязательно нужно сохранить, а для Хати’яра этого не требуется…

     

    Голос эфириала зазвучал громче и стал напоминать лязг метала:

     

    - Это не принципы работы кинжалов! Это МОИ принципы работы с ними, которые я скрупулёзно формировал многие годы на основе качественных свойств функционирования материальной проекции в действительном универсуме! Ты, что, совсем меня не слушаешь?!

     

    - Я просто пытаюсь понять, с чем буду иметь дело!- Аталиан тоже повысил голос,- Это не тебе придётся резать кучу народа с ювелирной точностью, каждый раз вздрагивая от возможности наступления «непредсказуемых и гибельных последствий»!

     

    -   Я признаю обоснованность твоих страхов,- тон Ар’рифа стал вновь спокойным,- но я не могу развеять каждый из них. Я рискую не меньше тебя. И успех моего предприятия также будет в твоих руках. Если ты совершишь ошибку, или по иной причине тебя постигнет неудача, то гибель грозит нам обоим. Ты пришёл ко мне в поисках последнего шанса, и я готов его тебе предоставить, поскольку ты, в свою очередь, моя последняя надежда. У меня нет причин тебя обманывать, Аталиан. Я выслушал твою историю, и я готов довериться тебе. Начни работу и сам всё увидишь. Я могу гарантировать, что результат не заставит себя долго ждать. Или же ты можешь вернуть мне шкатулку,  забрать своё оружие, которое ты прячешь под плащом на диване, и просто уйти отсюда, оставив за дверью дома без окон все свои мечты. Выбор за тобой.

     

    Аталиану показалось, или в голосе эфириала слышится мольба?

     

    Могу я, хотя бы, узнать, почему именно тысяча триста пятьдесят? Откуда взялось такое точное число?- Син’дорай достал из мешочка на поясе свой флакон, в котором оставалось меньше нескольких капель спасительной зелёной жидкости, откупорил его и сделал маленький, аккуратный вдох, после чего сразу плотно заткнул пробку в пузырьке.

           

    - Боюсь, что мой ответ не удовлетворит тебя. Знаешь, Аталиан, есть вещи куда страшнее падших титанов и Повелителей Бездны. Если бы ты узнал, что на самом деле представляет собой наш мир и кто все мы на самом деле… Ты бы, скорее всего, не поверил мне. А если бы и поверил, то всеми силами старался бы забыть. Есть тайны, которые должны оставаться тайнами. И тайна числа «1350» - одна из них.    

     

     - Ладно, ладно, Ар’риф, я тебя понял. Снова начнёшь давить словами, значение которых мне неизвестно.- Эльф устало вздохнул и снова посмотрел на чёрную шкатулку рядом с собой.- Бесы меня раздери! Как же можно укокошить столько народу, и самому, при этом, не лишиться головы? Да не на всякой войне бывают такие потери.

     

    - Терпение, Аталиан, терпение и дисциплина тебе в помощь. Найди тех, для кого убийства являются работой, и присоединись к ним.

     

    - Тех, для кого убийства являются работой.- Задумчиво повторил син’дорай.- А, знаешь, есть у меня на примете одна организация.

     

    ***

       

    - А’мун Кай?- удивлённо переспросила Мурцифер,- Конечно, слышала про них. Отличные ребята.

     

    Разбойник и друид удобно устроились на краю обрыва, с которого открывался прекрасный вид на суровый орочий город, бессменную столицу Орды - Оргриммар.

     

    - А я слышал, что психованные ублюдки и безжалостные головорезы.- Аталаиан поправил полы плаща, на котором сидел со своей спутницей, стряхнув с его краёв каких-то букашек.

     

    -Ну, я так и сказала.- Троллиха томно потянулась, несколько раз подряд сжав и распрямив пальцы на руках. Кошачьи привычки оставались с ней даже в естественном облике. За время совместных приключений, они с эльфом стали хорошими друзьями.

     

    Знаешь, что я думаю,- Мурцифер растянулась на плаще, подставив лицо ярким солнечным лучам,эфириалы- те ещё мерзавцы, которые никогда и ничего не делают для других задаром. Этот ар’риф предаст тебя сразу, как ему представится такая возможность, или когда поймёт, что ты ему больше не нужен, - друид протяжно зевнула,- держи ухо востро.

     

    Аталиан ничего не ответил и погрузился в раздумья. Он прекрасно всё понимал, хотя ему и очень не хотелось бы такого варианта развития событий. Так, или иначе, но сегодня на закате его уже будут ждать возле старого склепа на кладбище Брилла. Он уже не изменит своего решения и клан наёмных убийц А’Мун Кай станет идеальным средством для претворения в жизнь его планов. В конце концов, все проблемы необходимо решать по мере их поступления, верно?

     

    Мурци, как считаешь, стоит ли мне…- эльф оборвал себя на полуслове, потому как услышал справа тихий храп, больше напоминавший мурлыканье кошки.

     

    «Опять уснула»,- подумал разбойник и посмотрел на троллиху,- «и почему меня нечаянно не обратили в друида? В любой ситуации можно просто завалиться дрыхнуть. Универсальное решение всех проблем».

     

    Аккуратно, чтобы не потревожить спящую, Син’дорай встал, сориентировался по положению солнца, прикинув, сколько, примерно, у него осталось времени. После чего неспешно направился в сторону стоянки гоблинских дирижаблей, оставив Мурцифер мирно спать на своём плаще под высоким и чистым небом Оргриммара.               

     

          ***

     

    С того дня, как Аталиан вступил в ряды А’Мун Кай, прошли годы. Син’дорай постоянно совершенствовал свои боевые навыки и даже выработал собственную систему ведения боя, основанную на принципах использования А’атана и Хати’яра. По известным причинам, заказными убийствами эльф занимался с большой охотой, никогда не бегал от драк и, в целом, снискал себе славу умелого и очень опасного противника. Кроме того, богатый опыт общения с разношёрстной публикой, приобретённый за время странствий, пришлись организации как нельзя кстати. Карьера разбойника быстро пошла в гору, и спустя очень недолгое время он уже стал занимать высокое положение в иерархии клана, совмещая исполнение обязанностей старшего инструктора по боевой подготовке и дипломата.

     

    Эфириал не обманывал, когда говорил, что изменения не заставят себя ждать. Уже после первых  убийств, совершённых в соответствии с правилами, син’дорай почувствовал, что его боль притупляется, а в теле начались процессы обратной трансформации. Для того, чтобы никогда не забывать текущее количество жертв, Аталиан приобрёл специальную записную книжку в кожаном переплёте с изящно выполненным серебряным замочком, в которой фиксировал каждый эпизод соответствующей порядковой цифрой. Эльф исправно отправлял своему компаньону ярко-красную кровь из Хати’яра через оргриммарского смотрителя Хранилища Бездны Джазру, а несколько раз, когда возникали вопросы технического характера, даже посещал учёного лично. Так, например, син’дорай выяснил, что между убийствами не должно быть слишком больших промежутков времени. Тёмная кровь, попадающая в самоцвет А’атана, за несколько дней растворяется в нём и не стоит позволять кинжалу слишком долго… голодать. Без эксцессов, конечно, не обходилось, однако эльфу всегда удавалось соблюдать главное правило - тёмная кровь жертвы для А’атана, ярко-красная - для Хати’яра. И вот, наконец, настал тот самый день, когда в записной книжке он вывел цифру «1349». От волнения у Аталиана закружилась голова. Неужели, от мечты его отделяет всего лишь одной убийство? Разбойник быстро вернул себе самообладание. Подойдя к огромному, роскошному зеркалу, находящемуся в его личных покоях в тайном убежище клана, син’дорай сбросил с себя одежду и пристально вгляделся в отражение. Боли давно ушли, а его тело претерпело ряд значительных изменений. На нежить он уже давно перестал быть похожим и сейчас уже напоминал, скорее, очень истощённого эльфа с тонкой бледной кожей.

     

    -ещё одно убийство и я стану таким, каким был прежде,- подумал он, закрыв глаза.Ещё одна чужая смерть и я верну себе свою жизнь.

     

    Это было легко. Жертва - член Аббатства Североземья, цель контракта. Той же ночью разбойник проник в монастырь и застал ничего не подозревающего жреца в центральном нефе, где тот обходил ряды скамеек и собирал подношения, оставленные прихожанами после вечерней службы. Заметив незваного гостя, священник остановился и, присмотревшись, увидел на груди разбойника знак, наводивший ужас на всех разумных живых существ Азерота. Он попытался закричать, чтобы позвать на помощь, но едва успел открыть рот и набрать воздуха в грудь, как Аталиан подскочил к несчастному быстрее кобры и нанёс сильный удар по горлу ребром ладони. Корзинка с подношениями выпала из рук жреца, пара бутылок лампадного масла разбились вдребезги, а фрукты и прочая снедь рассыпались по полу. Священник упал на колени, беззвучно хватая ртом воздух. Эльф на мгновение замер и прислушался, не привлёк ли шум внимания кого-нибудь снаружи. Жрец попытался отползти в сторону, однако получил болезненный пинок под рёбра и повалился навзничь между скамеек. Снаружи послышались шаги. Аталиан в несколько прыжков оказался возле двери, прильнув к ней всем телом. Через несколько мгновений шаги стали медленно удаляться. Син’дорай быстро развернулся, ища глазами свою жертву. Жрец успел доползти до курильницы в углу и попытался подняться на ноги, тяжело дыша, и держась за правый бок.

     

    Помогите, кто-нибудь, - сдавленно прохрипел несчастный, не сводя глаз со своего палача.

     

    Аталиан уже был профессиональным убийцей. Хладнокровным и аккуратным. Однако сегодня особая ночь и син’дорай позволил себе поиграть со своей жертвой, оттягивая судьбоносный момент. Медленно приблизившись, эльф достал из-за спины кинжалы.

     

    Возможно, сегодня, впервые в своей жизни, ты, действительно, поможешь кому-то обрести спасение,- злобная усмешка под шарфом исказила лицо разбойника. Жрец, вжимаясь в стену, дрожащей рукой ухватился за стойку курильницы и опрокинул её. Угли посыпались на пол, а искры взметнулись вверх. Разлитое под ногами масло тут же загорелось и зашипело, вокруг заплясали языки пламени.

     

    -Пора,- мелькнуло в голове у Аталиана. Лёгким движением оттолкнувшись от пола, разбойник высоко подпрыгнул и уже через мгновение оказался лицом к лицу со своей жертвой. А’атан вонзился под углом точно между рёбрами с правой стороны тела, прямо в лёгочную вену. Быстро вытащив кинжал, син’дорай крутанулся вокруг своей оси и ударил Хати’яром в правой руке по сонной артерии, перерезав её. Сохраняя гримасу животного ужаса на лице, священник обмяк и повалился на пол, истекая кровью. Огонь уже начинал лизать подол его одеяния. Бросив взгляд на разгоравшийся пожар, эльф ловко запрыгнул на один из подоконников, расположенных по периметру нефа и, выбив витражное стекло, спрыгнул вниз, растворившись в ночном мраке.

     

    0vEsqmE6DtI.jpg

     

          ***

     

    С тех пор, как Аталиан внёс цифру «1350» в свой дневник, его жизнь заметно изменилась в лучшую сторону. Самоцвет на рукояти А’атана перестал поглощать кровь и теперь всё время оставался тёмно-красным. Отправив Ар’рифу последнюю партию алой крови из Хати’яра, Аталиан посчитал, что его работа закончена, он выполнил свою часть сделки. В целях безопасности, разбойник убрал Хати’яр обратно в резную шкатулку из чёрного дерева, А’атан же продолжал носить с собой, но никогда не пускал в ход, предпочитая теперь использовать оружие попроще. Уже через несколько дней эльф ощутил давно забытое чувство - голод. Настолько сильный, что син’дорай, буквально, накидывался на любую еду, до какой только мог добраться. Он начал стремительно набирать вес и уже к концу второй недели перестал быть похожим на иссохшего ночнорождённого. Цвет кожи приобрёл обычный оттенок, на щеках появился румянец. Кроме того, постепенно вернулись некоторые утраченные чувства, чему эльф был несказанно рад и чем поспешил воспользоваться, проводя всё свободное время в праздности и всевозможных утехах, ощущая себя, наконец, полностью живым.

     

    Ch2ZfFfqS0A.jpg

     

    Несколько месяцев Аталиан наслаждался своей новообретённой жизнью. Что интересно, товарищи по клану постоянно бросали на него взгляды, полные любопытства, наблюдая все эти чудесные трансформации, но никто ни разу не потребовал с него объяснений. Вот уж, действительно, где, вообще, не судят по одёжке. Если ты делаешь своё дело и делаешь хорошо - будь ты хоть ман’ари лысым- носи гербовую накидку и к тебе никаких вопросов.

    Однако вскоре судьба повернулась к Аталиану спиной. Это было не простое нападение псов Альянса, о, нет. Его выследили, его ждали, на охотника велась охота. На закате солнца, в лесах Валь’шары, из темноты чащи вылетел нож. Син’дорай успел среагировать и отбить его кинжалом, выхваченным в тот же момент, когда глаза успели заметить движение в кустах. Однако сразу же в спину между рёбрами вонзилась стрела. Эльф зарычал от боли, попробовал откатиться в сторону и использовать дымовой порошок, чтобы скрыться из виду, однако сверху на него прыгнула дренейка- воительница и копытом ударила по руке, сжимающей кинжал, выбив его прочь. После чего, заломив вторую руку эльфа, сорвала пояс с боевыми зельями, бомбами и другим оружием. Аталиан ощутил какую-то странную слабость, растекающуюся по его телу.

     

    -Яд! пронеслось в голове,Чёртов парализующий яд! Стрела была отравлена.

     

    Син’дорай повалился на землю, тяжело дыша.

     

    Видите, насколько всё просто,- из чащи вышла разбойница, метнувшая в него кинжал,я даже немного разочарована.

     

    - Эти А’Мун Кай только толпой и могут! - раздался откуда-то с дерева голос лучницы,- А по одному они - мясо!

     

    Дренейка молчала, уперев копыто в грудь эльфа и держа наготове огромный, широкий меч.

     

    - Нейротоксин уже действует, Тиами, можешь убрать с него ногу.- Разбойница с длинными, густыми, каштановыми волосами подошла к неподвижно лежащему син’дорай. Дренейка неохотно сняла копыто с тела эльфа и сделала несколько шагов назад.

     

    Знаете, у этих крыс ведь заключён особый договор с красноглазой сукой,- девушка приблизилась почти вплотную,их нельзя так просто убить. Придётся порезать красавчика на много мелких кусочков, а потом скормить их собакам.

     

    Дренейка злобно ухмыльнулась, с дерева раздался заливистый смех. Аталиан судорожно прокручивал в мозгу варианты спасения. К его удивлению, действие парализующего яда начало слабеть, и он уже мог не просто двигать конечностями, но и попробовать дать полноценный отпор. Однако пока не спешил демонстрировать свою находку противникам и продолжал лежать бревном.

     

    «Проклятые любители. Даже яд толком приготовить не могут!» – син’дорай уже не слушал разбойницу, он анализировал ситуацию: «Так, до своего пояса мне не добраться, дренейка слишком далеко, я не смогу так быстро оказаться рядом и вырвать из её руки своё снаряжение. Лучница сидит в кроне того дерева, слева от меня. Плохо, я как на ладони. Разбойница... ты самая лёгкая цель, но чем же мне… стоп. А’атан! Под плащом, сбоку, за накидкой в специальном кармане! Нет, слишком опасно пускать его в ход,… но меня изрежут на куски, буквально, через несколько мгновений, у меня нет другого выбора. Будь, что будет».

     

    Дальше события развивались стремительно. Быстрым движением Аталиан выхватил из потайного кармана А’атан и молниеносно вонзил кинжал под подбородок разбойницы, её глаза расширились от ужаса и изумления. Не теряя ни секунды, другой рукой эльф схватил девушку за волосы и развернул её тело туда, где, по его мнению, сидела лучница. Син’дорай не просчитался, вторая стрела, выпущенная из кроны деревьев, вонзилась в спину разбойницы, прямо между лопатками. Её тело дёрнулось последний раз в предсмертной конвульсии. Дренейка в ярости зарычала, подняла свой меч и уже готовилась прыгнуть на эльфа, однако за её спиной, будто из ниоткуда, возник силуэт высокого син’дорай с тёмно-фиолетовыми волосами и в чёрных одеждах. Кинжал скользнул по открытому горлу, из которого фонтаном забила кровь. Дренейка выронила из рук оружие и схватилась за шею в тщетной попытке остановить кровотечение. Эльф перевёл взгляд на Аталиана и заговорщически подмигнул. Горевестник! Старый друг, оказавшийся в нужное время в нужном месте.

     

    На том дереве,- Аталиан указал рукой,лучница.

     

    Послышался треск веток, охотница спрыгнула на землю и кинулась наутёк. Горевестник кивнул и бросился за ней в погоню. Шелест листьев и хруст веток начал становиться тише, погоня стремительно удалялась от Аталиана и он, к сожалению, не мог принять в ней участия. Истекая кровью, со стрелой в рёбрах и ядом в венах, он подобрал свой пояс рядом с трупом дренейки и заковылял прочь.

     

          ***

     

    Несколько дней разбойник отлёживался в постели. Рана затянулась, на удивление, быстро. Однако спустя ещё некоторое время, камень в рукояти А’атана снова начал менять цвет, становясь всё более бледным и тусклым. Аталиан с тревогой наблюдал за этим процессом, потому как вместе с тем чувствовал, что и сам меняется далеко не в лучшую сторону. Он снова начал гнить заживо! При чём, куда быстрее, чем в прошлый раз, и не испытывая боли. Эльф сразу же бросился в Запределье к Ар’рифу, однако не нашёл на старом месте никаких следов дома без окон. Последний будто сквозь землю провалился, или его никогда там и не было вовсе. Смотритель Хранилища Джазра тоже оказался бесполезен. Он либо врал о том, что не знает, где сейчас находится учёный, либо говорил правду, но значения это не имело. Аталиан начал поиски Ар’рифа и домика без окон, благо средств и ресурсов у него было куда как больше, чем в первый раз. Кроме того, эльфа крайне интересовал вопрос, кто же его заказал и почему? В попытке найти виновных, Аталиан выследил в стоках Даларана разбойника син’дорай по имени Дагмор, известного охотника на аленей и безжалостного воина Орды. Правда, воином Орды его называть не стоило, по крайней мере, в его присутствии. Дагмор был участником множества битв с Альянсом и настоящим ветераном боевых действий, однако, когда один из орков-военачальников решил отметить его заслуги и официально присвоить звание старшего сержанта, Дагмор публично обматерил его, сделал несколько сомнительных комплиментов в адрес его матушки и посоветовал засунуть это звание туда, откуда, мягко говоря, орк и появился на свет. После этого случая, больше никто не пытался представить Дагмора к какой-либо награде. Аталиан заметил знакомую фигуру в толкучке на чёрном рынке и, подойдя сзади, окликнул по имени:

     

    Дагмор!

     

    Пошёл на хер.- не оборачиваясь, бросил эльф.

     

    Аталиан взял разбойника за плечо и потянул, разворачивая к себе. Дагмор сжал кулак и быстро повернулся, но, узнав приятеля, передумал наносить удар.

     

    -А, это ты. Хрипишь, как утопленник. Чё надо?

     

    - Ты что-нибудь знаешь о группе наёмников, объявлявшихся по мою душу в Вал’шаре? Дренейка-воин, разбойница с длинными каштановыми волосами и лучница. Горевестник тебе ничего об этом не рассказывал?

     

    - Рассказывал- рассказывал, что встретил твою задницу по уши в дерьме, но маленько подсобил и вот ты здесь, достаёшь меня идиотскими вопросами. Псы постоянно лезут из всех щелей, и мы постоянно их гоняем ссаными тряпками. Думаешь, я запоминаю каждую морду? Это вы там у себя даже хуй из штанов бесплатно не вытащите, а у нас тут каждый день война.

     

    В общем, узнать что-то о нападавших Аталиан не смог. Очередные мёртвые искатели приключений, которые появились из ниоткуда и откусили больше, чем смогли проглотить.

     

          ***

     

    Дом без окон оказалось непросто найти. Как только Аталиан начал поиски, ему, периодически, поступала противоречивая информация. В разное время дом видели в разных местах. Даже на разных континентах. Можно было предположить, что некоторые зарились на награду, которую предложил эльф за сведения, однако среди них были и те, кто вовсе не знал о награде, но клялся, что видел подобное строение в том, или ином месте. Таким образом, дом без окон постоянно перемещался, и Аталиану никак не удавалось успеть застать его присутствие хоть где-нибудь, несмотря на то, что информация поступала к нему с не сказать, что уж очень большой задержкой. Сам Ар’риф тоже не выходил на связь ни с кем из своих немногочисленных коллег-учёных. После нескольких недель поисков Аталиан был убеждён, что эфириал скрывается, причём именно от него. Мурцифер только подлила масла в огонь: «А я предупреждала тебя! Помнишь, я говорила, что он попытается от тебя избавиться сразу, как поймёт, что ты ему больше не нужен? Готова спорить, что наёмники - его рук дело!».

     

    Однако вскоре случились и хорошие новости. Через доверенных лиц Аталаиан узнал, что, буквально, этим утром на пустошах Красногорья появилась хижина, или, вернее, дом, которого раньше там не было, а  в самом доме не было окон. Бросив все текущие дела, Аталиан устремился в ту часть пустошей где, по его сведениям, видели дом. Состояние его тела постоянно ухудшалось и Син’дорай надеялся, что в этот раз он успеет застать эфириала с его проклятым убежищем. И ему, всё-таки, повезло. Едва завидев искомое строение, Аталиан отпустил своего кровокрыла, чтобы тот не выдал его присутствие, а затем бесшумно приблизился к обители учёного. Аккуратно взломав дверной замок, эльф проник внутрь. Ни в гостиной, ни в кабинете, ни в библиотеке Ар’рифа не оказалось, тогда разбойник спустился по лестнице в подвал, в лабораторию, в последнее помещение дома без окон, где мог быть эфириал. Едва он сделал несколько шагов вниз, как услышал нечто, что вынуждало его не верить собственным ушам. Кашель! Кашель и скрип половиц, по которым ходили чьи-то ноги. Эфириалы ни при каких обстоятельствах не могли издавать подобных звуков и син’дорай, вытащив оружие, двинулся дальше. Спустившись, наконец, вниз, глазам эльфа предстала удивительная картина. Ар’риф ходил по своей лаборатории, собирая аппаратуру и инструменты в какие-то стеклянные ящики, будто готовясь к переезду. Ходил своими собственными ногами, а не теми сгустками энергии, обёрнутыми в магическую ткань.

     

    Здравствуй, Ар’риф. Помочь тебе со сборами?

     

    Тот, кто был когда-то эфириалом замер и медленно повернулся. Человек. Перед Аталианом стоял человек средних лет. Совершенно обычный и ничем не примечательный, среднего телосложения.

     

    Почему не эльф, или жгучая дренейка? Ты потратил мою кровь на облик человека? Я разочарован.На слове «мою» Аталиан сделал особый акцент.

     

    - Что тебе здесь нужно, Аталиан? Наше сотрудничество окончено. Мы оба получили то, что хотели и нас больше не связывают никакие обязательства.- Человек Ар’риф звучал куда более понятно, нежели эфириал Ар’риф, и разбойник легко уловил в его интонации нотки тревоги.

     

    Зачем ты прятался от меня, друг мой? Я так сильно хотел встретиться с тобой, в последнее время. Посидели бы, выпили, поболтали о том, о сём.- Аталиан медленно приближался к учёному, не сводя с него глаз.

     

    Прекрати эти глупые игры, они меня не впечатлят! С чего ты решил, что я от тебя прятался? Моя частая смена места пребывания - это мера безопасности, которая к тебе не имеет никакого отношения! – Да, определённо, читать эмоции человека намного проще. Ар’риф пытался демонстрировать раздражение и сильное возмущение, но его голос срывался и обнажал истинное чувство, которое испытывал исследователь в данный момент - страх. Но чего он так боится, если ему нечего скрывать, и он ни в чём не виновен?

     

    Если тебе так не нравятся глупые игры, то почему же ты сейчас стараешься в упор не замечать того, что со мной снова происходит? Или человеческие глаза не так остры, и мне стоит подойти ещё ближе?

     

    Потому что, в отличие от тебя, я достаточно умён, чтобы не задавать глупые вопросы! Ты нарушил правила. Не знаю, какие именно. Возможно, умудрился повредить оружие, или «укокошил» кого-то кинжалами, наплевав на технику! Наступили последствия, и ты стал искать меня, чтобы я всё исправил. Так, или иначе, но это уже только твоя проблема, и я не могу тебе ничем помочь!

     

    - не нервничай, Ар’риф. Говорят, для людей это вредно.

     

    - Чего ты хочешь от меня?!- учёный сделал неуклюжий взмах руками.

     

    Ты же сам уже ответил на свой вопрос. Мне нужна твоя помощь. Я хочу… продлить наш контракт. Всё верно, я облажался, но сделал это по очень уважительной причине. На кону стояла моя жизнь. И у меня ещё будет к тебе один очень щекотливый вопрос, связанный с твоей причастностью к этому инциденту.- Аталиан неспешно прогуливался по лаборатории, оглядывая полки и изучая изменения в обстановке, произошедшие с момента его последнего визита.

     

    -Довольно!- Ар’риф хлопнул кулаком по столу и скривился от боли.

    «Непривычное чувство, правда?»- подумал Син’дорай и ухмыльнулся под шарфом.

     

    Как ты смеешь заявляться сюда и бросаться подобными обвинениями?! – учёный уже почти перешёл на крик и с дерзостью смотрел на своего незваного гостя,Я не потерплю подобного амикошонства! Мне очень жаль, Аталиан, но это не я разорвал с тобой контракт, это сделали кинжалы! Я все свои обязательства выполнил! Разве не жил ты полноценной жизнью?! Разве не вернул я тебе то, что пообещал вернуть?! Разве не длилось бы это до сих пор, будь ты хоть немного осмотрительнее и чуточку осторожнее?! Ты, видимо, не до конца понимаешь природу наших отношений. НАС с тобой не существует. Есть ты, я и кинжалы. Это был тройственный союз. Ты пришёл ко мне в надежде, как ты выразился, «продлить сделку», начисто, при этом, забывая про третью сторону нашего предприятия, которая, прости меня за грубость, послала тебя ко всем чертям! И ты ещё легко отделался. Кинжалы могли наказать тебя гораздо более жестокой участью! И прекрати применять свои ярмарочные принципы к вещам, которые ты, повторяю в который раз, не в состоянии понять! Сделки не будет! Сделка уже невозможна! У тебя был один шанс, и ты его упустил. Теперь для тебя всё кончено! Когда камень на А’атане станет бесцветным - ты превратишься в классическую нежить, ты не будешь уже ничем отличаться от обычного отрекшегося и этого не изменить! Ты помнишь, как во время нашей первой встречи я сказал тебе, что для нежити кинжалы абсолютно бесполезны,- просто два куска метала? Это уже происходит с тобой. Из А’атана уходит тёмная кровь и ты с каждым днём теряешь с ним связь. Теперь можешь делать с кинжалами, что хочешь и нарушать любые правила. Это уже не имеет никакого значения для тебя. А, что касается твоих обвинений в мою сторону, я повторяю ещё раз, это полная чушь! Зачем мне подсылать к тебе убийц? Скажи, зачем? Забрать обратно кинжалы? Я теперь человек и они легко могут уничтожить меня. И это, если мне ещё повезёт! Теперь я боюсь этого оружия больше, чем кто-либо другой в этом мире и не желаю даже слышать о нём. Пойми, нет ни одной причины, чтобы я желал тебе зла. Однажды, тебя ведь уже пытались убить, верно? Ты нашёл виновных? Что ты, вообще, сделал, чтобы найти ту женщину, которая раскроила тебе череп и воткнула нож в затылок? Чего ты так смотришь на меня? Для тебя открытие даже то, что это была женщина? Ты настолько зациклен на своих текущих проблемах, что не удосужился разобраться в своём собственном прошлом! Ну, вспоминай! Маленький рост, колебания перед добивающим ударом, письмо, явно написанное женской рукой, и слово «твоя» в подписи. Начинаешь понимать очевидное? Ты идиот, Аталиан. Самовлюблённый идиот и гедонист. Давай, попробую  угадать, что ты делал, когда вновь стал живым. Жрал от пуза, трахал баб и пил вино, верно?

     

    Глаза Аталиана вспыхнули, руки сами сжали рукояти кинжалов. Больнее всего было осознавать, что Ар’риф во многом, если не во всём, прав. Эльф заговорил сквозь зубы, едва сдерживая закипающую внутри ярость:

     

    Не приходила ли в твою столь умудрённую голову мысль, что всё это время я был немного занят исполнением ТВОЕГО безумного плана? И у меня просто не было времени копошиться в грязи своего мутного прошлого. Ты думаешь, это было легко отправить в Мир Теней больше тысячи душ? Да ещё и со всеми этими плясками вокруг крови?! Никто бы не смог совершить подобное, слышишь меня?! Никто! Кроме меня. Из полумёртвого эльфа, не помнящего собственного имени, я стал Мастером! Членом Совета Круга Девяти! Одним из лучших убийц Азерота! Моя железная воля вела меня вперёд к цели, а тебя тащила на поводке! Где бы ты был сейчас, если бы не я? а? В Запределье! Сидел бы завёрнутым в свои вонючие тряпки! Твои змеиные речи не смогут снова заморочить мне голову. Знаешь, что я думаю, мерзавец? Нет, ты натравил на меня убийц не ради кинжалов. Ты сделал это, чтобы замести следы, выбросить использованный инструмент, избавиться от неудобного и единственного свидетеля твоего чудесного преображения. Не вздумай перебить меня!- син’дорай рявкнул последнюю фразу так, что Ар’риф вздрогнул и попятился,- Ты нанял убийц, потому как прекрасно знал, что рано, или поздно, но этот разговор обязательно случится. Ты хотел обезопасить себя и сделать так, чтобы этой встречи никогда не произошло. Именно поэтому же ты, кстати, и прятался от меня. Ты понимал, что если я узнаю твои мотивы и увижу результат, то сразу обо всём догадаюсь. Я сделал всю самую грязную и тяжёлую работу, за которую получил жалкие крохи, а весь пирог ты сожрал один, целиком! Ты правильно твердишь, что я не до конца понимаю с чем имею дело, но я далеко не идиот. Мы выкачали огромную силу, и ты забрал себе бОльшую её часть. Именно поэтому ты не ответил мне на прямой вопрос тогда, при нашей первой встрече. Ты не ответил, что именно ты стремишься получить для себя. Не нужно быть большим учёным, чтобы сложить два и два. Ну, и как тебе жизнь во плоти? Зачем тебе, такому возвышенному и презирающему бренность, понадобилось это тело? Не для того ли, чтобы как следует пожрать от пуза и потрахать баб!? Лицемерная гнида, ты, наверное, не готов признаться в своём самом сокровенном желании даже самому себе. Именно поэтому не слепил тело красавчика. Оставил в своей подлой душонке маленькую лазейку, чтобы потом было чем оправдываться перед самим собой, да?

     

    - Думай, что хочешь, ублюдок. Я не обязан объяснять тебе свои мотивы и уже устал оправдываться.- лицо Ар’рифа стало каменным, а сам он стоял без малейшего движения. Сейчас он снова напоминал, скорее, эфириала, чем человека.

     

    Ты слишком дерзок для того, в чьей груди бьётся живое сердце…- в глазах разбойника заплясали зловещие огоньки,а, что, как думаешь, не забрать ли мне с собой вот этот большой стеклянный шар, наполненный яркой, алой кровью? – эльф постучал рукоятью кинжала по стеклу.

     

    Ар’риф побледнел.

     

    Это ничего тебе не даст. Кровь моя и будет оставаться моей, забери ты её хоть в свою вонючую крысиную нору на краю света, из которой выполз.

     

    - Тогда, может, мне стоит просто разбить этот шар, а? Что скажешь?

     

    Человек побледнел ещё сильнее и сжал кулаки.

     

    Ты не посмеешь…- процедил он сквозь зубы.

     

    -Правда? Смотри!- эльф занёс руку для удара. Ар’риф схватил со стола длинные лабораторные ножницы и бросился на него с искажённым от ненависти лицом. Тело разбойника само совершило движения, которые уже давно были доведены до совершенства. Быстрый глубокий укол под рёбра, разворот, удар по сонной артерии. Учёный с булькающими хрипами начал оседать на пол. Его руки скользнули по корпусу разбойника и схватились за пояс. Кровь, бьющая фонтаном из разорванной артерии, заливала гербовую накидку клана А’Мун Кай. Син’дорай стоял, не двигаясь, и вглядывался в лицо умирающего человека. Через несколько мгновений пальцы Ар’рифа разжались, и он повалился на пол. Добивающего удара наносить не требовалось. Человек был уже мёртв.

     

    Несколько минут спустя из дверей дома без окон вышел разбойник в чёрно- красной одежде и отправился пешком в сторону Перевала Мёртвого Ветра.

     

          ***

     

     Преодолев большую часть пути пешком, Аталиан пытался привести в порядок свои мысли и проанализировать всё, что произошло с ним за последние годы. Общая картина складывалась с трудом, отдельные её элементы выпадали и казались слишком противоречивыми.

    Что, на самом деле, произошло в Призрачных землях? Сколько правды было в словах Ар’рифа? Почему сейчас он, Аталиан, необратимо превращается в обычную нежить? Был ли другой путь? Мог ли он получить от кинжалов больше силы? Какую опасность для него представлял учёный, обязательно ли было его убивать? Син’дорай не находил ответов. Дойдя до предместий деревеньки Брилл, эльф вспомнил, как местный аптекарь ещё тогда, в самом начале пути, предлагал сделать из него «нормального» мертвеца «без изъянов».

     

    - Всё было напрасно,- пронеслось в голове у разбойника,согласись я тогда на предложение Холланда, я бы получил тот же результат, что имею сейчас. Всё было зря...

     

    Поражённый этой простой мыслью, Аталиан замер, а потом дико расхохотался.

     

    «Ничто не имеет значения, ничего не имеет смысла! Я просто сделал огромный, бессмысленный круг!».

     

    Продолжая посмеиваться, мертвец подошёл к старому склепу на кладбище Брилла. У входа сидел дуэлянт Зорго, раскуривая свою неизменную вечернюю сигару. Отрекшийся поприветствовал его, галантно приподняв шляпу. Аталиан кивнул в ответ. Войдя в Логово, разбойник, вдруг, почему-то вспомнил, как они с Вирэлом неудачно подшутили над Хранителем и отправились за это в Зимние Ключи, где пили и куролесили больше месяца.

     

    «Да, весёлое было время»омертвевшие губы растянулись в улыбке,- «трухлявый чёрт в маске, порой, совсем не понимает юмора».

     

    ...Посиделки у костра, удивительные байки Тэссии, под которые так сладко спалось в ночной тишине Гилнеаса…

    Медленно бредя по коридорам убежища, Аталиан услышал голос из-за дверей комнаты, которую сейчас занимала Ллэй. Остановился. Прислушался.

     

    «Ха, разговаривает сама с собой. Обдумывает план выполнения нового заказа. Работящая баба, всё- таки. Надо бы ей, что ли, премию выдать».

     

    …Вспомнился гоблин Дэвамп со своей дудкой, сводящий всех вокруг с ума. Где он теперь? Пропал без вести.

     

    «Эх, жаль. Хорошие бомбы делал. Мощные».

     

    Дойдя до небольшой кельи, в которой последние несколько месяцев жил Моргвай, разбойник снова остановился.

     

    «Сидит, пишет свои Хроники. Свеча почти догорела, а он даже не замечает. Летописец хренов. Работник пера и кинжала… м-да».

     

    Снова воспоминания. Война кланов, ночные вылазки в города Альянса, расследования, предательства и кровь, кровь, кровь. Много крови. Азарт охоты, пьянящий сильнее любого вина. Жизнь на острие, полная приключений и славы…

     

    О, юная дева, пора нам проститься,

      И я покидаю Дарнас!

      Коль слёзы б смогли твои в ром превратиться,

    - ТО Я БЫ ЖЕНИЛСЯ ТОТ ЧАС! – громко прохрипел мертвец, заканчивая вместе с Вирэлом припев их любимой застольной песни. С той стороны коридора послышался грубоватый, раскатистый смех и звон разбивающейся об стену бутылки.

     

    «Нет, ничего не было зря. Всё было не напрасно» - подойдя к дверям своей комнаты, Аталиан почувствовал, будто после очень долгого странствия, наконец-то, вернулся домой.

     

     

     

     

     

    Что я могу сказать? С возвращением, брат.

     

    V9rHroliDJ0.jpg  


    • Веос, Вирэл, Zorg и 3 другим это нравится


    #523 Пьяный мастер

    Написано Вирэл на 27 Октябрь 2016 - 22:38

    В хрониках многих городов рассказывается о историях преступных и кровавых, многие из которых перетекают в полумистические байки, а после  шёпотом рассказываются в барах, тавернах и корчмах. Вы даже и не догадываетесь, сколько историй, вызывающих недоумение и смех, историй невероятных и выдуманных, казалось, только ради того чтобы утвердить силу человеческого воображения, на поверку оказываются пересказанной несколько раз правдой.

                К несчастью, история, которую я поведаю вам сейчас, никто не мог поведать за кружечкой холодного пива. Она, без сомнений, полумистическая, кровавая и грустная, но самое ужасное – она является чистой правдой.

     

                Луносвет город яркий и помпезный даже сейчас. До печального падения своего он славился пышностью и богатством улиц. По устланным оранжевыми листьями улицам ходили стражники и простой люд. Яркие шпили пронзали небо, а солнечные лучи дробились об стёкла окон. Степенность, любовь к порядку и бесконечная сила магии составляли основу жизни каждого эльфа.

                Нет городов без разделений на богатых и бедных, простолюдинов и благородных; кровь в жилах семьи Вирэла была голубой и кристально-чистой, а горы золота сводили завистливых эльфов с ума.

                Сам Вирэл рос эльфом довольно холодным и черствым. Даже детское воображение и пылкая натура не могли сломать ледяную маску, которую он надевал при общении с родственниками и ровесниками. Думаю, виной всему суровое обращение ровесников. С детства Вирэл рос окруженный любовью нервной матери и всячески опекался. Отец в один момент приложил руку к воспитанию и позволял юному эльфу гулять на улицах Луносвета. Стоило ему столкнуться с ровесниками, как возникал конфликт. Вирэл всячески старался показать разницу между собой и эльфами, чей род был беднее и не столь знатен. Заканчивалось всё большим скандалом, в ходе которого Вирэл унизил старого лавочника и расколошматил витрину его магазина – а всё потому что его подставили мстительные дети.
     

                Да, ему платили той же монетой, не стесняясь на добавку. Вирэл совершенно не шёл на уступки. Он брал пример с высокомерной матери и гордого отца. В конце концов ему настолько остопротивели другие эльфы, что он предпочитал прогулки ночью. Вирэл бродил по злачным местам, шнырял по крышам. Его привлекала темная сторона улиц. Он обожал атмосферы баров и сборища подозрительных личностей, ведь там не было обязательств и царила разнузданная аура холодных отношений, где каждый был за себя и знал, чего стоил. Так, в залитых кровью и блевотиной трущобах и в тавернах, где в подвале лежали рядком накачанные маной и кровопийкой наркоманы, ковался характер Вирэла. Холодный, может, даже испорченный, но отзывчивый и впечатлительный внутри – как и положено любому благородному существу.

     

                Постепенно он стал всё больше пропадать и зависеть от себя. Днём он появлялся на улицах лишь чтобы подставить бывших обидчиков и насолить им. Он надевал маски одну за другой, играл роли, как в театре, учился управлять собственным лицом, чтобы вводить других в сомнительные ситуации.

     

                Его дядя, Дориат, дивился племянником, ибо был свидетелем одной из жестоких проказ. Он не стал бранить Вирэла, а наоборот, восхитился его остроумием. Так зародились дружественные отношения между учеником и учителем.

                Надо  сказать, ничего удивительно в том не было. Дядя никак не представлял на политической арене Луносвета семью До’рстэйн. Всю свою жизнь он посвятил женщинам, вину и утехам. Его племянник перенял только одно: страсть к выпивке и хороший вкус к вину. Женщин как спутниц жизни он считал помехой.

                Никто не знал, что за личиной балагура и весельчака скрывается опасный убийца. Никто не знал его имя, но все шептали об убийце. Личности, которые знали, как найти Дориата, платили бешеные суммы за устранение неугодных пешек.

                Однако Дориат был не только хитер и умён. Он преследовал собственные цели. Случалось, что он убирал неугодного эльфа, руководствуясь только своим понятием чести и достоинства, мотивам, которые никто не понимал. Много чарокрадов, магов и просто негодяев старались узнать личность легендарного убийцы, и никому в голову не шло, что он ходит на балах, маскарадах и приёмах с улыбкой до ушей, бокалом вина в руке и кинжалом за пазухой… ведь стоит сумеркам, туману и промозглому ветру накрыть город, как умирал эльф. Убийца вытирал лезвие об одежду и скрывался во мраке…

    IEIX8TQBktQ.jpg

               
    Давным-давно Дориат заключил сделку с могущественным существом за власть над тенями. Я не буду распространяться о источнике силы. Каждая опасная толика могущества идёт от одного большого и злобного полюса Зла, и многие приникали к нему, дабы использовать во благо. Дориат платил за сделку кровью – он устранял тех, кто так или иначе мешал его покровителю, Мастеру Сумерек. Его сущность так расплывчата, что даже описания его не дошло до нас. Демон? Лич? Кобольд? Он опасен, вот что главное.

     

                Мастер Сумерек неспроста указывал на цели. Он постоянно тасовал внутри комбинации и карты судьбы, он просчитывал, кто же будет в будущем опасен для него. И вот в один прекрасный день на полотно судеб вышло имя: Вирэл До’рстейн.

                И вот Дориат, этот монстр, лицедей и убийца, не смог поднять руку на племянника. Он задумал смерть покровителя вне зависимости от цены. Самое забавное, что сам Мастер Сумерек не смог этого просчитать: он искренне верил, что Дориат насквозь прогнивший эльф с кровью до локтей и ему чужда любовь или привязанность. Он ошибся.

                Ошибка эта стоила ему жизни. Перед смертью своей он проклял Дориата, и эльф получил страшную метку – ведь он нарушил слово чести, разорвал договор. Неумолимый рок навис над семейством До’рстейн.

                В страшную ночь случилось ужасное. Вся семья Вирэла, каждый ребенок и старик, а так же прислуга и даже пегий крылобег исчезли. Остались только измученный проклятием и бледный от слабости дядя и совсем юный эльф, которого он держал на руках.

     

                Много произошло печальных событий в жизни Вирэла, вроде падения Луносвета, но больше всего его гложет участь семьи. Он ничего не помнил о том дне. Шло время, и дядя всё больше слабел, но не отказывал себе в бурных пьянках. Хозяева таверн купались в золоте и тут же тратили его на восстановление ущерба. Дориат пил с размахом. В конце концов последние дни своей жизни он провёл худой, с черными кругами под глазами. Он почти  не говорил и всё больше сходил с ума.

               

    Случилось так, что у семьи Вирэла были противники. Они трусили борьбы в открытой, но после исчезновения семьи решили нанести удар. Они заявились прямо в особняк и прошли в комнату к ничего не понимающему дяде. Два удара кинжалом оборвали его жизнь  – когда-то великий убийца так ослабел, что мог лишь заслонить рукой голову.

                Вирэл вошёл в дом когда дядя сползал вниз по стене, оставляя кровавые разводы. С криком эльф бросился к родственнику. Он не знал, что делать. Внизу раздавался топот  – то удирали убийцы. Сил у эльфа не хватило даже на погоню. В тот же день подкупленные стражники бросили Вирэла в темницу. Молодой эльф молчал и всё терпел. В глазах его горел огонь. Он знал, какая семья причастна к этому – одна из многочисленных семей, с которыми семья Вирэла вела политическую борьбу.

                К счастью, капитаном стражи в ту смену был знакомый дяде эльф. Он помог Вирэлу инсценировать побег и посоветовал ему бежать из города.

     

                Вирэл облачился в плащ и капюшон. Он купил дешевый кинжал и лунной ночью проник в дом к одному из заговорщиков. Там он убил его. Неумелая рука оставляет много следов и наводит шума. На хрипы вбежала дочь убитого – маленькая девочка лет двенадцати, худая, как прутик. Вирэл, охваченный страхом разоблачения, в два прыжка бросился к бедняжке и вонзил в нее кинжал.

     

                Через несколько часов Вирэл уже был за городом, забрызганный кровью. Он шатался и не знал, что делать. Это убийство сильно поразило его. Перед глазами стоял перекошенный рот девочки. В ушах звенели ее всхлипы. Она сгорела в агонии за секунды, как цветок.

    Смерть дяди, убийство невинного – всё это наложило отпечаток на Вирэла. 

    К счастью, воспоминания можно подавлять вином. Так он впервые пристрастился к выпивке.


    • Лавэлиан, Лесто, Zorg и 2 другим это нравится


    #214 Та, что всегда найдет свою цель

    Написано Thessia на 29 Август 2016 - 17:29

    9gaPHoMVSHc.jpg

     

     

    Рождение.

     

         Целитель держал в руках новорожденную, еле дышащую эльфийку. Её белая чистая бархатная кожа была бела как снег, правый глаз был слеп. Жрец повернулся к Амэрэдиту, обеспокоенно смотрящему на ребёнка и печально покачал головой.
      - Мне очень жаль, Амэрэдит, она не выживет, слишком слаба.
    Отец новорожденной обреченно перевел взгляд на супругу Эльминару.
      - Неужели её не спасти?
    Жрец отвел взгляд. По щекам Эльминары медленно капали слёзы. Она закрыла глаза и начала что-то тихо нашептывать, она просила тьму спасти её дитя, любой ценой. Эльфийка открыла глаза и заметила, как что-то тёмное в мгновение растворились в теле дочери. Девочка издала свой первый крик и цвет кожи приобрёл здоровый цвет. Жреца поразило это явление и с удивлением он прошептал: Это чудо. Отец девочки сразу взял её на руки, подошёл к возлюбленной и смотрел с счастливым лицом то на дочь, то на Эльминару, по щекам которой текли слёзы счастья. Эльфийка не верила глазам и поинтересовалась у целителя: "Как быть с её правым глазом?"  На что тот ответил: "Тут я бессилен, с этим можно жить, уверен, она справится." Амэрэдит передал дочку в руки эльфийки.
      -Дорогая, как назовём её?
    Проведя пальцем по щеке малышки, Эльминара сказала:
      - Её будут звать Лавэлиан.

     

     

    Тени сомнений.

     

         Шли годы, Лавэлиан росла. Её отец, Амэрэдит, стал замечать странности за своей дочерью. Она сидела одна и всматривалась в воду. Однажды он подошёл к ней и краем глаза заметил темную дымку, исходящую из её руки, бывало, при разговоре, она на мгновение меняла взгляд, в такие моменты он не понимал, кто перед ним находится. Он начал подозревать, что это связанно с её чудесным исцелением, тогда в самый первый её день. Мама девочки тоже замечала это, но боялась, что муж узнает о её увлечении темной магией, потому молчала. Даже во благо тёмная магия страшна. Амэрэдит отправлялся с очередной партией зелий в Луносвет, получив за них золото, он принялся собирать информацию о том, что может происходить с Лавэлиан. Многие пожимали плечами на расспросы алхимика. Но один дал ответ на его вопрос.  Чернокнижник в капюшоне, что скрывал половину его лица, в тёмной рясе и с фолиантом в руках, подошёл к Амэрэдиту и прошептал: "Я краем уха услышал о твоей проблеме, пойдём поговорим в менее людном месте. Лишние уши нам ни к чему." Эльф с недоверием взглянул на чернокнижника.
      - Насколько все плохо? Почему никто не должен это слышать?
    Тот лишь кивнул в ответ и направился к менее людному месту площади.
      - Расскажи мне о ней.
    Эльф нахмурился.
      - Я замечал как она в полном одиночестве призывала что-то вроде тьмы, та клубилась в её руке как пламя. Её глаза застилала тёмная пелена. Голос менялся, будто кто-то другой передо мной.
      - Хмм, что ещё ты замечал?
      - Если это важно... Она родилась очень бледной и слабой, она не должна была выжить, но в мгновение жизнь будто вдохнули в неё. 
    Чернокнижник медленно снял капюшон. 
      - С этого и нужно было начать. Скажу сразу, дело дрянь, сейчас могу лишь предположить, что не обошлось без демонической силы. Амэрэдит был в замешательстве. 
      - Ты хочешь сказать, что в ней сидит демон!?
    Тот кивнул и тихо сказал: если ничего не предпринять, он укоренится в её теле, поглотит душу и просто займёт её место. Его нужно изгнать, но если энергия, что дала ей жизнь пропадет, то и твоя дочь может погибнуть. 
    Амэрэдит окинул гневным взглядом чернокнижника.
      - Я сам со всем разберусь, спасибо за информацию.
      - Глупец! Что ты сделаешь? Ты потеряешь её душу, ты потеряешь её!
    Алхимик уже ничего не слышал, он шёл прочь, мысли о демоне не давала ему покоя, он быстро добрался до деревни Золотистой дымки. Копаясь в своих записях, он наткнулся на зелье подавляющее демонов, создал его без труда, для опытного алхимика это мелочь. Ради дочери он мог пойти на все. Это зелье подавит демона и Лави сможет жить как обычная девушка. Раз в неделю он давал ей это зелье. Лавэлиан доверяла отцу, ведь он говорил, что это для укрепления здоровья. Эльминара заметила это, свободно вздохнула, но её не покидало чувство тревоги.

     

     

    Кумиры.

     

         Прекрасная Леди Сильвана, одна из трёх сестёр Ветрокрылых, посетила однажды дом Амэрэдита. У алхимика зрел "особый" заказ. Лавэлиан с восхищением наблюдала за эльфийкой. Красота, уверенность, грация, столько историй о силе и ловкости Сильваны. Амэрэдит, улыбнувшись кивнул следопыту, на что та ответила лёгкой улыбкой.
    Следопыты собрались в путь, Лави провожала их взглядом и заметила, как слегка улыбнувшись, Ветрокрылая подмигнула ей. 
    Эльфийка подошла к отцу и спросила: Пап, что у тебя спросила Леди Сильвана?
    Он улыбнулся и коротко сказал: Ей кое-что требуется для задания, но это секрет.

      - Лави, мне пора, оставь меня одного и иди помоги матери собрать травы. Эльфийка улыбнулась и отправилась к матери.
    Она любила наблюдать со стороны, как аккуратно, срезая в пучки, Эльминара собирала травы. Собирая, она тихо напевала мелодию. Ту, что слышала Лавэлиан с самого детства перед сном.
    Юная эльфийка подошла к матери и положила руку ей на плечо.
      -Тебе помочь?
      -Да, не помешало бы, -улыбнулась Эльминара - бери ту часть опушки. Она указала на небольшую полянку под деревом, освещённую ярким солнцем.
      - К нам заходила Леди Сильвана, - восхищенно произнесла Лавэлиан.
      - Правда? Наверное важное дело к твоему отцу. - Эльминара улыбнулась дочери.
      - Многие считают его Гением алхимии, потому и приходят сюда. 
      - Надеюсь я смогу всему у него научиться, мне так нравилось наблюдать за ним в детстве. Свет свечи, отражающийся на колбах и жидкостях, тени, поигрывающие на листах и стенах, звук пера, скребущего свитки так завораживают. 
      - Ты часто засыпала у него на коленях, вечно он сидит до поздна .
    Эльминара взглянула в корзины и кивнула дочери.
      - Ну пойдём, этого хватит.

     

     

    Роковая ночь.

     

    Семья Кетэй пережила нашествие плети, но их земли погибли. Амэрэдит долго осматривал территорию, к счастью, множество трав и ингредиентов осталось. Эльминара зашла в лабораторию к мужу.

      - Ну что? Все готово?
      - Ещё минуту, дорогая , ещё пару штрихов и мы отправился. Побудь с Лави.
    Эльфийка вышла и подошла к Лавэлиан на скамейку, а та молча смотрела на луну, завороженная её светом.
      - Сегодня чудная луна.

    Молодая эльфийка обернулась, улыбнулась матери.

       - Ой, не заметила как ты пришла, луна просто чудесная, как дела у отца? Скоро поедем с поставкой?

      - Нужно ещё немного времени
      - Мам, как думаешь, эти земли когда-нибудь вернутся к своей прежней жизни?
      - Точно никто не знает, будем надеяться на лучшее.
    Отец вышел из лаборатории с зельями, упакованными в сумки. 
      - Итак дамы, держите по сумке. Он протянул сумку дочери, а другую матери. Две другие закинул за плечо.

      - Постараемся сегодня управиться быстрее. Лав, загляни на аукцион, сверься с ценами, пока мы с твоей мамой установим прилавки. Сегодня хороший день.

         Время шло, становилось темнее. В дали показался Транквилион. Внезапно навстречу им вышли четыре фигуры в темных одеяниях и преградили дорогу. Амэрэдит насторожился, вышел немного вперед, закрыв супругу и дочь собой. В мгновенье один из них оказался за спиной Лавэлиан, схватив ее, приставил к ее горлу холодное лезвие кинжала.

      - Отдавайте все и ваши жизни не пострадают. 
    Амэрэдит нахмурился и ответил: 
      - Хорошо, только не навреди ей.
    Эльф оглянулся на свою дочь и тихо прошептал: "не переживай все будет в порядке". Протянул сумки.
      - Теперь отпустите мою дочь! 
    Один из них схватил за волосы Эльминару и поставил на колени. 
      - Тут не ты ставишь условия.
    Услышав шаги он обернулся и получил кинжал прямо в сердце. Амэрэдит поднял взгляд, последнее что он увидел была злобная ухмылка убийцы. Лавэлиан не верила своим глазам. Слезы сами потекли из ее глаз. Крик сам вырвался из нее.
      - Чудовище! Зачем?! Мы же отдали все, что у нас есть!
      - Это не все, милочка.
    Человек в капюшоне ловко поигрывал кинжалом. Лави схватили и устремили голову в сторону матери.Тот, кто держал Эльминару, стал давить кинжалом на горло эльфийки. Медленно он начал перерезать нежную кожу. Струя крови устремилась на сухую землю, окрашивая ее в алый цвет. Лавэлиан наблюдала за этим, она кричала, вырывалась, но ее крепко держали. На ее глазах лишили жизни двух самых родных людей, она ничего не сделала, она не могла ничего сделать, она была слаба...

      - Ну как тебе представление? Убийца пристально наблюдал за Лавэлиан и за ее реакцией.
    Эльфийка плюнула ему в лицо и отвернулась.
      - Стерва
    Тот вытерся рукавом и нагнулся. Протянул руку и дотронулся до подбородка. Размахнулся и вонзил лезвие ей в живот.
    Вытащил и бросил на землю кинжал, поблескивающий зеленоватым светом.
    Еще живая эльфийка лежала истекая кровью и смотрела на тела родителей. Чувство ненависти переполняло ее. Она желала убить их, растерзать, уничтожить.
    Глаза ее медленно начали закрываться и она потеряла сознание.

    ***


         Темнота. Она открыла глаза и осмотрела место, где находилась. Ее окружали голые стены пещеры, на которых поигрывало тусклый свет углей. Краем глаза она заметила записку.
    "Хочешь мести? Стань сильней!"
    Лавэлиан смяла записку и пообещала, что найдет тех, кто убил ее родных и заставит их долго и мучительно страдать.


    • Вирэл, Иё'ши, Дэсмургия и 2 другим это нравится


    #1634 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 14 Апрель 2018 - 20:27

    Третий месяц третьего года от основания А’Мун Кай, первый день Праздника Новолуния.

     

    Порой, мы бываем слишком самонадеянны. Когда-то я мнил себя исследователем, первооткрывателем древних тайн. Встав на этот зловещий путь ещё в юности, я по крупицам собирал сведения о Древних Богах и той первозданной тьме, из которой они вышли. Передо мной открылся запретный мир мрачных чудес и удивительных кошмаров, однако цена оказалась слишком высока. Сколько же у меня было вопросов! Но я не получил ни одного ответа, а мой разум теперь безвозвратно отравлен.  

    Всё началось с нордскольской шкатулки, которую я нашёл на теле одного из рыцарей смерти. Многие знают о существовании таких шкатулок, но никто не может сказать, сколько их всего и зачем они нужны. Я не хочу сейчас рассказывать подробно, что именно мне удалось узнать. Может, в другой раз. Я не из тех, кто считает её просто забавной безделушкой, бессмысленным осколком Тёмной Империи. Вне всяких сомнений - это ключ, но что он открывает?

     

    Вчера вечером Ллэй предложила свою помощь в решении моей маленькой проблемы. По её словам, совершив определённые ритуалы и разместив в моей комнате несколько оберегов, она сможет оградить мой рассудок от разрушительного влияния Древних Богов в течение всего празднования Ярмарки Новолуния. Я был несказанно удивлён не столько фактом предложенной помощи, сколько возможностью её оказания. Да, мне известно, что Ллэй была паладином ордена Серебряной Длани, но, разве предательство не лишило её сил и способностей проводить подобные охранительные ритуалы? На мои вопросы син’дорай ответила кратко: «Свет должен служить эльфам,

    а не эльфы - Свету».

    Ну, что же, весьма интересные взгляды. При случае я с ней поговорю о них поподробнее.

    Описывать сам ритуал не буду. Это выглядело странно, нелепо, а местами даже забавно. Однако это сработало. Головная боль ушла, а голоса утихли. Теперь у меня есть три простых правила:

    Во-первых, если мне дорог рассудок, я не должен выходить из своей комнаты, или, как минимум, находиться за её пределами слишком долго. Во-вторых, я не должен снимать амулет, который Ллэй одолжила мне на время Ярмарки Новолуния. В-третьих, мне запрещено прикасаться к предметам, которые хоть как-то связаны с Древними Богами. Перед проведением обряда, эльфийка первым делом изгнала из нашей реальности моего верного спутника, Н'рака Шоги.

    Ну, ему не привыкать сидеть в межпространственной клетке.

     

    Почему же бывший капитан ордена Серебряной Длани проявляет такое участие к мертвецу, спросите вы? Возможно, однажды я расскажу вам и эту историю.

     

    Когда ритуал был успешно завершён, а Ллэй уже собиралась уходить, я спросил, не замечала ли она каких странностей в поведении Аталиана за последнее время, на что получил весьма интригующий ответ:

    «Аталиан? Ведёт себя в своей обычной манере, как форменная свинья. Рядом с его комнатой в коридоре уже неделю вонь стоит. Кэтико ещё третьего дня попыталась узнать, в чём дело и не нужна ли ему помощь. Представляешь, этот чванливый фанфарон из- за двери послал её ко всем чертям, даже не соизволив открыть!

    Спокойно пройти к Хранителю теперь совершенно невозможно. С одной стороны воняет падалью из комнаты Аталиана, а с другой Вирэл у себя вторую неделю вечерами стреляет по бутылкам и горланит какую-то похабную песенку про юную деву из Дарнаса. Бардак! Никакого порядка!».

     

    Интересно. После этих слов мне сразу вспомнилось поведение эльфа во время выполнения нашего последнего заказа. Говорил мало, ни разу не снял маску, а свою роскошную шевелюру, которую всегда выставлял напоказ, спрятал под тяжёлый капюшон. Теперь из его комнаты воняет мертвечиной, если я правильно понял Ллэй. А ещё этот загадочный дневник…

     

    Любопытно, весьма любопытно.    


    • Веос, Вирэл, Zorg и 2 другим это нравится


    #1611 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 06 Апрель 2018 - 04:04

    Третий месяц третьего года от основания А’Мун Кай, один день до Ярмарки Новолуния.

     

    Чем, среди прочего, хороша жизнь разбойника?  Утром ты не знаешь, что принесёт тебе сегодняшний день и не станет ли он для тебя последним. Едва я закончил вносить в Хроники удивительный рассказ дуэлянта Зорго, как обнаружил, что братья собираются на охоту и моё участие в ней обязательно. Поступил новый крупный заказ, целью которого стала одна гильдия рудокопов. Уж не знаю, кому и чем так насолила компания землероек, Хранитель редко раскрывает нам личность заказчика. Может, перебрав с выпивкой после тяжёлого рабочего дня, суровые горняки устроили потасовку с тем, с кем не следовало, или ватагой снасильничали дочку какой-нибудь важной шишки. А может быть причина, как всегда,

    в золоте. Ходят слухи о том, что недалеко от Силитуса найден новый ценный минерал, а гоблинские картели очень не любят честную конкуренцию. Не знаю. Так, или иначе, но контракт подписан, задаток уплачен, и это значит, что уже сегодня прольётся кровь.

     

    И кровь пролилась. Всего лишь за один вечер мы утопили несчастных рудокопов в их собственной крови. Это не была война гильдий, как несколько месяцев назад, о, нет. Это было истребление клопов. Слабые, напуганные, растерянные, они гибли один за другим. Гибли смешно и нелепо, без шансов и без надежды на спасение. Потеряв внушительную часть личного состава, довольно большая группа выживших горняков попыталась оказать сопротивление у Перевала Мёртвого Ветра, однако эта попытка не увенчалось успехом.

    Воистину, волки пришли в овечье стадо. Кружась в танце смерти, разбойники А’Мун Кай продолжали убивать, исчезая в тенях до того, как согильдийцы жертвы успевали отреагировать на очередное нападение. Осознав, что это печальное место станет их братской могилой, жалкая горстка рудокопов сбежала в портал, открытый их магом, но, что ещё они могли сделать? Как могли противостоять опытным и безжалостным убийцам? Неорганизованный сброд, рабочие пчёлки. Их руки привыкли к лопатам и киркам, а не к боевым топорам и кинжалам. Прямо сейчас братья разыскивают и добивают последних уцелевших. Vae Victis.

     

    ***

     

    Вернувшись с охоты в прекрасном настроении, я решил не откладывать дело в долгий ящик и, воспользовавшись подробными указаниями Зорго, нашёл в юго-восточной части разбойничьего Логова скромную обитель нашего названного дворецкого Игоса. К моему сожалению, хозяина я не застал, зато своими глазами увидел ту самую свалку, о которой рассказывал мне старый пьянчуга.

    Стоит ли подробно описывать увиденное? Свет факела, который я предусмотрительно захватил с собой, высветил забавную и, в то же время, трогательную картину. То, что, на первый взгляд, казалось просто грудами мусора, беспорядочно разбросанными по пещере, на самом деле являлось элементами убранства жилища. Обрывки одежды в углу, скорее всего, были импровизированной кроватью, нагромождение гнилых палок и досок- столиком, на котором стояли красивые бутылки из-под вина, покрытые трещинами и сколами склянки, пузырьки из-под ядов,

    и даже маленькое разбитое зеркальце, некогда принадлежавшее, по- видимому,  одной из наших эльфиек. Внутри старой, прохудившейся бочки лежали огарки свечей, дырявая кастрюлька, деревянная кружка без ручки и зазубренный, покрытый ржавчиной нож. Тут же рядом я обнаружил самодельную верёвку, скрученную из крысиных хвостов. В другом конце маленькой пещеры пол был застелен клочками бумаг и старых объявлений, поверх которых возвышалось внушительное нагромождение разных безделушек и пустяковин.

    Однако кое- какой предмет из этой кучи хлама привлёк моё особое внимание. Потёртая записная книжка в кожаном переплёте и с маленьким изящным замочком. Я, конечно, не эксперт, но, по-моему, замочек был выполнен из чистого серебра. Чья же это вещица? Почему она оказалась здесь? А, главное, жив ли её хозяин? Что бы получить ответы на все эти вопросы, мне необходимо было взять её с собой. Поскольку замок не был повреждён, книжка оставалась закрытой, а действовать грубо я не хотел. Надеюсь, наш маленький друг не сильно на меня обидится, к тому же, если внутри не окажется ничего интересного, я верну Игосу его сокровище, а пока оставлю на том месте небольшой мешочек с четырьмя золотыми монетами внутри. На мой взгляд, обмен более, чем справедливый.

     

    ***

     

    Оказавшись в своей комнате, я аккуратно вскрыл замок на записной книжке, однако меня немного смутило то, что обнаружилось внутри. Все страницы были испещрены столбцами цифр. Ни инициалов на форзаце, ни пометок на полях,

    в общем, ни словечка, ни буковки, одни сплошные цифры. Сразу было понятно, что это не какой-то шифр, поскольку цифры шли в порядке возрастания, начиная с единицы. Пролистав книжку до последней записи, я увидел, что крайней цифрой в числовом ряду была 1351. При чем, она не была вписана в аккуратный столбик, как все предыдущие,

    а занимала отдельную страницу и была нарисована размашисто, даже небрежно. Складывается впечатление, что в момент её написания автор был в ярости, поскольку от сильного нажима на перо кое-где видны разрывы бумаги. Всматриваясь в столбцы, я всё более убеждался, что уже не раз видел этот почерк. Видел эту единицу с большим углом между двумя прямыми, которая больше напоминает "7", видел этот ноль с длинным верхним хвостиком, и эту тройку с прямой верхней перекладиной вместо дуги. Решив проверить свою догадку, я вышел из комнаты и направился к доске объявлений нашего Логова.

    Долго стоять у неё мне не пришлось.

    «…награда: 10.000 золотых монет». Вот она, та самая "1", которая больше похожа на "7", тут же есть "0" с верхним хвостиком.

    «…ликвидировать не менее 3 представителей гильдии…» А вот и "3" с верхней перекладиной вместо дуги.

    Всё сходится. Та же небрежность, тот же размашистый почерк. Сомнений быть не может, хозяин записной книжки-  Аталиан.       


    • Веос, Вирэл, Zorg и 2 другим это нравится


    #1606 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 03 Апрель 2018 - 04:25

    Третий месяц третьего года от основания А’Мун Кай, два дня до Ярмарки Новолуния.

     

    Наше Логово, оказывается, прелюбопытное место. Вчера ночью наткнулся в коридоре на какое-то странное существо, копошащееся в груде мусора. Сперва я решил, что это мой гоблин снова тайком пробрался в склеп, однако тварь не была похожа ни на гоблина, ни на любой другой известный мне вид. Нарушитель спокойствия отдалённо напоминал горена, но был гораздо меньше и, к тому же, горены не носят одежды, а непрошеный гость был одет в какие-то лохмотья, драные сапоги и на голове у него даже была шляпа! Грязная, мятая, засаленная, но, черт возьми, шляпа! Кроме того, существо издавало звуки, похожие на хныканье, в котором улавливались признаки речи.

    Благодаря свету факела, который находился всего в нескольких шагах от нас, я несколько минут изучал этого помойного джентльмена. Когда, наконец, незнакомец заметил меня, то сразу же бросил своё занятие, вытянул из мусорной кучи какой-то предмет и начал пятиться вглубь коридора, не переставая хныкать. Я проводил взглядом существо, пока оно не скрылось в темноте. 

    Что же помешало мне прирезать его на месте? Ну, в первую очередь, любопытство. Я никогда не встречал ничего подобного. Во-вторых, это мог быть экзотический питомец одного из членов клана, а я бы не хотел конфликтовать с кем-либо из своих братьев по такому пустяковому поводу. Кроме того, я понятия не имел, на что способна эта тварь, попытайся я изловить её в одиночку. Подобные действия выглядели опрометчивыми и могли привести к беде. Таким образом, я решил обратиться к хранителю нашего убежища и расспросить его о ночном визитёре. К моему сожалению, Веос лишь отмахнулся, едва вникнув в суть вопроса:

    "Это существо было здесь всегда. И оно абсолютно безобидно. Не обращай на него внимания, займись лучше делом"- такой ответ меня, естественно, не устроил и я отправился на поиски того, кто будет более разговорчив. Аталиан и Вирэл были слишком пьяны, причём ещё с прошлой недели, а вот брат Зорго, которого я встретил у выхода из пещеры, любезно предложил мне присоединиться к нему на утренней прогулке и поведал весьма занимательную историю:

     

    "Считай, что теперь ты признанный обитатель нашего разбойничьего Логова. Малыш очень стеснительный и не показывается на глаза чужим. Мы зовём его Игос. Если ты хорошенько прислушаешься, то различишь в бормотании только это странное слово. Хотя, нам, в своё время, и прислушиваться не пришлось. Дело в том, что этот паразит тащит к себе всё, что плохо лежит и, как-то раз, уже очень давно, свистнул у Дэвампа (прим. автора: на сегодняшний день член клана А'Мун Кай гоблин вампират Дэвамп Дважды Двинутый значится пропавшим без вести) его пиратскую треуголку, которую тот высоко ценил и очень берёг. Дэвамп, имея крутой нрав, для начала поставил всех на уши, полагая, что это чья-то глупая шутка, однако вскоре Вирэл заприметил нашего маленького знакомца с гоблинским сокровищем на голове. И вот тут началось. Наш вампират, размахивая саблей в одной руке и пистолем в другой, изрыгая проклятия, пару дней носился в поисках существа, но разбойничье Логово под старым склепом не такое простое место, каким может показаться на первый взгляд. Вот ты, например, знал, что прямо под нами – разветвлённая сеть пещер, часть коридоров которой тянутся на многие льё и уходят глубоко под Великое Море? Некоторые из них заканчиваются тупиком, какие-то закольцованы, но есть и такие, что выходят на поверхность в очень интересных и неожиданных местах.

     Вот и Дэвамп не оценил масштабов.  После тщетных блужданий по сырым и холодным пещерам, несчастный гоблин пришёл ко мне, наивно полагая, что раз я служил в ШРУ, то являюсь чем-то вроде гибрида ищейки с ясновидящим.

    Помочь другу - дело благородное, и вот нас стало уже двое. Я предположил, что существо живёт где-то поблизости и осматривать дальние пещеры не имеет смысла. Кроме того, его чаще видели в южной части обитаемого комплекса, ближе к озеру. Самый крупный тоннель на юго-западном направлении упирается в склоны холма и из-за разности температур там постоянно гуляет неприятный ветер, поднимающий известковую пыль. Есть коридоры поменьше, но они в полуразрушенном состоянии и непригодны для обитания. Остаётся юго-восточная часть, там всего три тоннеля. Первый мы завалили в целях безопасности уже очень давно, поскольку он выходил прямо на поверхность у подножия холмов. Второй настолько сильно зарос сталагнатами, что непроходим даже для гнома и, соответственно, шанс обнаружить там обитель твари крайне мал. Оставался последний, третий коридор, который долго петляет и соединяется с главным ходом в нескольких местах. Вот, как раз там мы и нашли убежище воришки. Хозяина на месте не оказалось, треуголки Дэвампа тоже, зато в груде пустых бутылок я нашёл свой старый портсигар, который считал давным-давно потерянным. Дэвамп предложил устроить засаду, чтобы подождать и изловить мерзавца, но я с чистой совестью послал его ко всем чертям и пожелал удачной охоты. Все эти прогулки по необжитой части пещеры самым скверным образом отразились на состоянии моего выходного, и, замечу, единственного костюма. Итак, гоблин остался ждать тварь, а мне было необходимо привести в порядок свою одежду»- на этом моменте Зорго был вынужден прервать свой рассказ, потому что нас чуть не сшиб пролетевший мимо Ганко. Модник спешил в Логово с донесением для Хранителя. Он принёс клятву нашей Королеве Баньши и, тем самым, завершил последнее испытание на пути Отрекшегося. Едва не сбив нас с ног, Ганко на ходу повернул голову, слегка покраснел и лишь буркнул: «Здарова, парни», а затем снова побежал по направлению к старому кладбищу.

    «Здарова… парни»- задумчиво протянул Зорго: «а, что, Моргвэй, как думаешь, не подсыпать ли Моднику слабительного в ужин? Уж больно он ретивый, а так будет время посидеть, подумать о субординации…

    м-да.

    Дак, на чём мы там остановились? Ах, да. Дэвамп остался ждать. И он, скажу я тебе, дождался. Сперва мы решили, что наше Логово берут штурмом. Такой стоял грохот и крики. Все, кто был в убежище, сбежались на шум. Нам предстала, воистину, потрясающая картина. На краю озера, в котором так любят купаться наши эльфийки, сцепившись, вымазанные кровью, катались по земле Дэвамп и воришка. Как выяснилось позже, гоблин бросился на свою жертву из груды мусора, послужившей ему укрытием. Тварь заверещала и кинулась наутёк с такой прытью, которую Дэвамп никак не ожидал увидеть от вечно хныкающего и едва передвигающего ноги существа. Разрядив пистоль, гоблин отшвырнул её в сторону и, контуженный громом выстрела в замкнутом пространстве пещеры, погнался за вором по тоннелю. Брошенная в спину сабля цели также не достигла. Существо было слишком маленьким, а Дэвамп- слишком двинутым. Да, да. Ты всё верно расслышал. Гоблин САМ выбросил своё оружие, отчего и случилась самая уморительная рукопашная схватка, какую я только видел в своей жизни. Догнав тварь, Дэвамп, всё же, сорвал свою драгоценную треуголку с головы воришки, на что последний немедленно отреагировал внезапной контратакой. Развернувшись, тварь бросилась на гоблина, вереща то самое странное слово: «ИГОС! ИГОС! ИГОС!». Ошарашенный пират не успел ничего сообразить, а тварь уже вцепилась ручками в треуголку, а зубами - в гоблинское ухо! Здесь настала очередь верещать уже самому Дэвампу. Гоблин выпустил из рук своё сокровище и не придумал ничего лучше, как… укусить обидчика в ответ! Так мы их и нашли. Дэвамп вгрызался в ухо твари, пока она жевала его собственное.

    Аталиан хотел было пристрелить бедолагу (нет, не Дэвампа, разумеется), но Хранитель остановил его со словами: «пусть живёт», немало нас удивив.

    Сообразив, что к чему, я быстро сходил в свою берлогу, прихватив оттуда старую шляпу, которая была настолько дырявой, что я даже не смог её пропить. Вернувшись, я увидел как наши разбойники уже растащили дерущихся, однако тварь продолжала верещать, шипеть и плеваться, извиваясь в руках Цилинара, крепко прижимая к груди пиратскую треуголку. Я подошёл к существу и, протягивая одной рукой свою шляпу, выставил вперёд вторую, предлагая обмен. Мне кажется, Игос понимал в тот момент, что сделка так себе, но, всё же, согласился принять её условия, потому как альтернатив у него не оставалось. Лучше уж что-то, чем совсем ничего. Перестав дёргаться и верещать, он выхватил из моей руки шляпу и нехотя протянул мне треуголку. После чего, захныкав, снова начал извиваться, освобождаясь от объятий Цилинара.

    Вот так и закончилась эта забавная история. Дэвамп лишился приличного куска уха, но вернул свою драгоценную треуголку, а Игос и вовсе остался без уха (гоблин, таки, отгрыз его), зато до сих пор щеголяет в моей старой шляпе.

    После этого казуса, к слову, наш воришка больше ни разу не посягал на личные вещи обитателей Логова и утаскивает строго то, что валяется на полу не меньше нескольких дней. Пустые бутылки из комнаты Вирэла, например, ха!

    Чем он питается? Да, объедками, чем же ещё. Крыс ловит иногда, тараканов, вообщем, считай его нашим уборщиком. Как видишь, не зря, всё- таки, Веос ему жизнь сохранил. Пользы от него немало, а проблем никаких. Видел намедни как Кэтико, добрая душа, его прикармливает. Оставляет тарелочку с едой у озера. Женщина, что сказать.

    Вот, Моргвэй, и вся история о твоём ночном визитёре. А теперь, прости, но мне ещё предстоит сегодня задать трёпку одному даларанскому повесе. Дуэль назначена на закате, а до той поры я бы хотел как следует покутить в ближайшей таверне. За сим откланиваюсь!»- с этими словами мертвец изящно приподнял шляпу и, развернувшись, бодро зашагал в сторону Подгорода.

    Я же, в свою очередь, неспешно направился к старому склепу, твёрдо решив для себя, что обязательно загляну в гости к новому знакомому.                           


    • Веос, Вирэл, Zorg и 2 другим это нравится


    #1602 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 29 Март 2018 - 01:36

    Второй месяц третьего года от основания А’Мун Кай, три дня до Ярмарки Новолуния.

     

    Порой наши заказчики бывают чрезмерно болтливы. Нет ничего глупее, чем подписать контракт с наёмными убийцами и в тот же день броситься трепать языком об этом в ближайших корчмах, тавернах, или борделях.

    Что уж говорить, бывали случаи, когда и аристократы Луносвета на своих суаре фанфаронились тем, что наняли А'Мун Кай для известных целей. Что характерно, даже присутствие жертвы в этот момент их ничуть не смущало.

    Последствия у таких необдуманных действий всегда одни и те же. Цель неизменно забивается в самую глубокую щель, какую только может найти и, в лучших традициях подгородского таракана, если и вылезает на свет Божий, то исключительно ненадолго и быстрыми перебежками. Стоит ли говорить, что это крайне усложняет выполнение поставленной задачи? На ликвидацию того, кто постоянно сидит под семью замками, или не выходит из своей крепости иначе, как с когортой телохранителей, мы тратим значительно больше времени.

    Сильнее всего, конечно, раздражает даже не это и не попытки жертвы защитить себя, а то, что многие до сих пор не понимают простой вещи: если тебя заказали А'Мун Кай- это равносильно смертному приговору.

    Ты можешь бежать, ты можешь прятаться, ты можешь обложить себя наёмниками со всех сторон, но знай, кролик, пройдут дни, недели, месяцы, и, в какой-то момент, тебе даже может показаться, что всё позади, что ты уже в безопасности, что о тебе забыли. В какой-то момент ты утратишь бдительность, устав от постоянного страха,

    ты перестанешь озираться после каждого сделанного шага и именно в этот самый момент почувствуешь холодное лезвие у своего горла, осознав, что всё это время мы были рядом.

     

    Мы ВСЕГДА где-то рядом. 

     

     

    Решив изменить своим привычкам, я уже четвертую ночь провожу в нашем Логове, заняв одну из пустующих келий. Праздник Новолуния приближается и, в этот раз, я решил хорошенько подготовиться, а главное- спрятать дневник от зелёного мерзавца. При одной мысли, что мелкий засранец напишет здесь ещё хоть строчку, у меня начинает ломить зубы. 

     

    Странный шум снаружи весь вечер отвлекает и не даёт сосредоточиться. Слишком громко для обычных крыс и,

    к тому же, в этом шуме я отчётливо слышу какое-то бормотание.

     

    Схожу проверю, что там за тварь копошится в коридорах.


    • Веос, Вирэл, Insaneman и 2 другим это нравится


    #1599 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 26 Март 2018 - 04:59

    Второй месяц третьего года от основания А’Мун Кай, шесть дней до Ярмарки Новолуния.

     

    Родная планета трусливых дренеев, Аргус, представляет из себя жалкое зрелище. Повсюду в воздухе витает дух разрушительной магии скверны, небо постоянно застилают грязные тяжёлые тучи, а земля там истерзана сильнее, чем королевство Лордерон после нашествия Плети. Несмотря на сокрушительное поражение титана Саргераса, среди черных скал и заражённых болот ещё бродят недобитые остатки армии Пылающего Легиона. Кроме того, планета богата экзотическими минералами и обладает скудной, но уникальной флорой, представляющей большой интерес для искушенных алхимиков. Вообщем, бесплодные земли умирающей планеты сейчас отнюдь не безжизненны. Сотни, если не тысячи искателей приключений, травников, рудокопов, мародёров и наёмников всех мастей прыгают по пустошам Анторуса, Крокууна и Мак'Ари, будто блохи на спине уличной собаки. 
     
    И вот несколько дней назад по этой обетованной земле пронеслась волна жутких и немотивированных убийств, что характерно, жертвами стали лишь представители Альянса. То тут, то там патрули озарённых дренеев находили изуродованные тела своих новообретённых друзей. Убийства продолжались недолго и закончились так же внезапно, как и начались, но убийца не был найден.
    Это может означать лишь одно-  очередной претендент на вступление в клан А'Мун Кай прошёл своё кровавое посвящение. 
     
    Син'дорай со странным и нездешним именем Ганко предстал сегодня на пороге гостевого зала одной из наших многочисленных резиденций. Ганко... что это, вообще, за имя такое? Впервые слышу подобное сочетание букв.
    Я буду звать тебя Модником. Учитывая факт, что одет ты был, будто пришёл на луносветский раут.
    Огромные вычурные наплечники, украшенные декоративным ДРАКОНОМ(!!!), непрактичные накладные бордюры с гравировкой на доспехах(!!!), и всё это в позолоченной бронзе... перетянуто красными ленточками.
    Эх. 
     
    Стоит отметить, что Ганко с хладнокровием истинного негодяя выдержал личную встречу с самыми опасными убийцами своего времени, не теряя достоинства переносил насмешки и, на мой взгляд, сумел сохранить самообладание в течение аудиенции. Так, или иначе, но эльф заслужил свою гербовую накидку и место среди нас. 
    Лишь одна вещь тревожит меня. Просматривая отчёт о вступительном испытании, я не мог отделаться
    от ощущения, будто здесь скрыт какой-то ловкий обман.
    Интуиция бывшего агента ШРУ? Или я просто стал слишком мнителен? Нос старика Зорго не почуял подвоха, а нюх у него куда острее моего. Почему же я пишу сейчас эти строки? Быть может, я просто окончательно схожу с ума,
    но знай, Модник, я буду очень внимательно следить за тобой. 
     
    А пока, добро пожаловать в А'Мун Кай, брат. 

    • Веос, Вирэл, Insaneman и 2 другим это нравится


    #1581 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 15 Март 2018 - 16:00

    PiISJHQ6BmI.jpg

     

    Дуэлянт Зорго, член Совета Круга Девяти, нежить. Бывший офицер ШРУ, мастер шпионажа. 
    Искусный алхимик и отравитель, опытный ликвидатор. Если вы когда-нибудь услышите 
    за своей спиной фразу: "Добрый вечер!", галантно произнесённую хриплым старческим голосом, 
    можете не сомневаться, вы уже мертвы. 
     
    Веос, Хранитель Клана, нежить. Прошлое неизвестно. Один из самых опасных
    и разыскиваемых разбойников Азерота. Мастер интриг и прирождённый убийца, 
    скрывающий ужасную тайну своего происхождения за древней костяной маской.
     
    Ллэй, син'дорай. Ветеран Дренора, бывший капитан ордена Серебряной Длани.
    После смерти Верховного правителя Серебряного Авангарда Тириона Фордринга, испытала 
    глубокий кризис веры и, предав орден, нашла свой путь в роли наёмного убийцы. 
     
    Аталиан, член Совета Круга Девяти, син'дорай. Высокомерен, надменен и горделив.
    Бывший аристократ из Луносвета, а ныне тонкий дипломат, мастер ближнего боя 
    и правая рука Хранителя.
     
    Вирэл, член Совета Круга Девяти, син'дорай. Убийца с душой поэта, Художник с кинжалами в руках.
    Прекрасно образован, обладает острым умом, коварен и безжалостен.
    Опытный следопыт, виртуозно владеющий техникой цзуй-цюань.
     
    Моргвай, нежить. Бывший хирург, завербованный ШРУ.
    Обучался технике Мастера Теней в монастыре ордена Шадо-Пан. 
    Благодря глубоким знаниям в области анатомии, способен убить свою цель одним быстрым и точным ударом.
     
    Чокнутный, нежить. Настоящее имя неизвестно. Одержимый психопат и каннибал.
    Кровожадный головорез, который в драке стоит целой банды.
    Награда за его собственную голову постоянно растёт.
     
    Бродяжка Кэтико, син'дорай. Круглая сирота и дитя улиц.
    С малых лет воровала и убивала, чтобы выжить. Долгие годы единственным близким существом для юной эльфийки был её старый черный кот по кличке Пепито, но сейчас та, которая платит чужой кровью за еду,
    среди негодяев и подлых убийц, наконец, нашла себе дом и семью.

    • Веос, Вирэл, Zorg и 2 другим это нравится


    #1558 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 03 Март 2018 - 01:03

    Второй месяц третьего года от основания А’Мун Кай, один день до Ярмарки Новолуния.

     

    День прошёл тихо и без происшествий. По случаю окончания активных боевых действий, дуэлянт Зорго сразу же попросил у Хранителя отпуск и, быстро собрав вещи, отчалил с Расколотых островов, подальше от демонов и поближе к пальмам. Ушлый пьянчуга, небось, уже греет старые кости где-то на пляже тернистой долины, нежно обнимая бутылочку "Чёрного Ярлыка", отвешивая изысканные комплименты гоблиншам- официанткам в местных тавернах. Мёртвые, конечно, не потеют, но откуда взялся этот глупый миф, будто мы не знаем усталости и не хотим, порой, просто немного отдохнуть? Ничто человеческое, как говорится, нам не чуждо.

     

    Чокнутого после вчерашней стычки подправили и подшили, лихой негодяй уже к полудню ускакал гонять аленят по Аргусу.

    Брат Веос весь день провёл в своём кабинете, куда, периодически, заходили Аталиан и Вирэл. На все мои расспросы проклятые эльфы лишь хитро ухмылялись и, подмигивая, просили немного подождать. Видимо, ребята снова готовят какую-то потеху.

     

    Вестей от Цилинара по-прежнему нет. 

     

    Кстати, подтвердились недавние слухи о том, что Верховная жрица из Штормграда покончила с собой после того как узнала, что некто заказал её А'Мун Кай. Случай, конечно, весьма забавный. Интересно, а заказчик выплатит нам полную сумму согласно контракту, или мы так и останемся с предоплатой? Надо будет уточнить у Хранителя, бывали ли подобные казусы в прошлом и как в таких случаях решался вопрос. 

     

     

     

    P.S. Голоса снова становятся громче и навязчивей, праздник Новолуния приближается и я не знаю, сколько ещё смогу сохранять свой рассудок и оставаться в здравом уме. Надеюсь, мои действия, на этот раз, не причинят братьям вреда.  


    • Веос, Вирэл, Insaneman и 2 другим это нравится


    #1703 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 31 Июль 2018 - 18:40

    Пятый месяц третьего года от основания А’Мун Кай, двадцать дней до Ярамарки Новолуния.

     

    С тех пор, как я занял своё место в рядах живых мертвецов, мне довелось услышать множество трагических историй. К сожалению, сам я не могу назвать себя обладателем одной из таких. Меня не предавали близкие друзья, не обрекали на смерть безжалостные командиры, я не рос в нищете и никогда не чувствовал, будто весь этот мир против меня. Я не герой и не мученик. Я таков, каким сам пожелал быть. Возможно, когда-нибудь эти страницы узнают некоторые весьма пикантные обстоятельства моей жизни и смерти, но не сегодня. Так, к чему же я поднял эту тему, спросите вы? Ответ лежит в событиях, свидетелями которых мы выступаем прямо сейчас. Все мы чувствуем, каким тяжёлым становится воздух вокруг. В тавернах и корчмах только и разговоров, что о грядущей «Большой Войне». Войне, которая поставит точку в кажущемся уже извечным противостоянии между Альянсом и Ордой. Недавно один старый орк из трущоб Оргриммара, с которым мне случилось иметь кое-какие дела, весьма поэтично высказался на этот счёт:

     

    - Ветер Войны никогда не стихает в душе истинного воина. Но кто посеял ветер, тот пожнёт бурю.

     

    Вглядываясь в грязную, жёсткую морду этого кабацкого пропойцы, я не мог с уверенностью утверждать, что до конца понял смысл его слов. Однако есть у меня подозрение, что он сказал ими даже больше, чем хотел.

     

    Ну, а теперь о рутинном. Всё таки, это хроники клана А’Мун Кай, а не мой личный дневник. Когда-нибудь я передам их другому хранителю историй из числа наших братьев, а он будет обязан продолжить моё дело, иначе я вернусь хоть из самых чёрных глубин самой Бездны и спрошу с него за предательство труда всей моей жизни. Ха! Кстати, о таинственных возвращениях. Недавно произошло то, во что было бы тяжело поверить, не случись оно на самом деле. В один не такой уж и прекрасный день на пороге старого разбойничьего логова своей собственной потасканной персоной появился наш вампират Дэвамп Дважды Двинутый! Несмотря на долгое отсутствие и фактический статус «пропавшего без вести»,  гоблин, ничуть не смутившись количеству новых для него лиц, а равно отсутствию старых, прошлёпал через гостевую в общий зал, где как раз собрались за карточным столом почти все действующие члены  клана. Вампират подошёл прямо к Хранителю и потребовал у того денег, якобы причитающихся ему «По ПрАвУ!». Взяв маленького нахала за локоть, Хранитель втащил его в свой кабинет, откуда, периодически, доносились громкие, возмущённые крики Дэвампа. Что-то про «сухопутных крыс», «мачту в заднице», «боевого ветерана» и «заслуженную пенсию».  Говорили долго, но о чём конкретно разобрать, к сожалению, не удалось. Никаких денег гоблин, конечно, не получил, однако в общую залу вышел навеселе, с довольной рожей сжимая в руках большую бутылку танаанского грога. Подойдя к игральному столу, Дэвамп вскарабкался на самый высокий табурет и аккуратно поставил пузырь рядом. В ту же секунду перед его носом появилась потёртая железная кружка, по стенке которой нетерпеливо забарабанили костлявые бледные пальцы. Обернувшись, гоблин тоскливо посмотрел на ухмыляющуюся физиономию дуэлянта Зорго, театрально вздохнул и, откупорив бутыль, примерно на одну треть наполнил кружку тёмной жидкостью. Из-за плеча вампирата моментально появилась вторая рука, которой мертвец надавил на горлышко бутылки, тем самым наполнив кружку почти до краёв. Грязно выругавшись, гоблин отпихнул старого товарища и спрятал грог у себя под ногами, затем, сложив кукиш, показал его сперва Зорго, а потом и всем присутствующим. Рассмеявшись, мертвец похлопал его по плечу и, обойдя стол, сел прямо напротив. Хранитель тоже вернулся в общую залу и, заняв своё место, жестом приказал раздавать. Сейчас была очередь Вирэла. Колода заплясала в руках эльфа настолько быстро, что казалось, будто карты тасуются сами по себе.

     

    -Ну, что, друг горемычный, рассказывай. Где пропадал, чего повидал.- Зорго откинулся на спинку стула и, томно прищурившись, пригубил трофейного грога.

     

    -А тебе, старый пройдоха, вот так сразу всё и расскажи!- гоблин поймал свою сдачу, скривился, посмотрел на Вирэла взглядом, полным осуждения, отшвырнул карты в сторону и полез под табурет.

     

    - Побывал, повидал!- послышалось снизу.

     

    - Тёмная.

     

    - Конечно, тёмная! Себе-то, небось, красиво постелил, крыса вислоухая!- Дэвамп вылез из-под стола и сделал несколько добрых глотков прямо из бутыли.

     

    - Ты за ухи-то потише. Смотри, свои не потеряй,- усмехнулся Аталиан,- удваиваю.

     

    - Пасс.- Моргвай сбросил карты.

     

    - Отвечаю,- Веос постучал костяшками пальцев по столу, добавив после короткой паузы,- и удваиваю.

     

    - Экие вы шустрые. Ну, что ж поделать. Отвечаю,- Зорго снова отхлебнул из кружки,- Дак, чего меньжуешься-то, вижу ведь, глаза горят. Не насухо же мылить.

     

    - Уууу, жопа осьминожья. Помылишь с вами, ага. Один мухлюет без продыху, другой намордник нацепил, банкует сидит. Вас бы, волчар, на рее под килем освежить, чтоб не эт самое! Я, брат, в таких местах ветром дышал, что наше вам не по зубам, расскажу - не поверишь!- захмелевший гоблин, покачиваясь на табурете, выудил откуда-то из-за пазухи старую бамбуковую трубку, а из нагрудного кармана извлёк кисет с табаком,- джунгли, а в самом их сердце - затерянный город, целиком из чистого золота! Чего зенки косишь? Да, чтоб меня Н’зот утащил! На закате те пирамиды, чисто рыжие, огнём горят!

     

    - Пасс. Это где ж такие земли богатые? Первый раз слышу.- Ллэй внимательно посмотрела на гоблина. Разговоры о золоте всегда вызывали у неё живейший интерес.

     

    - Пардоньте, мазель, имени вашего не запомнил,- Дэвамп расплылся в улыбке, обнажив ряды чёрных, кривых зубов.

     

    - Потому что я его не называла.- эльфка сверкнула зелёными глазами, брезгливо скривив уголки губ.

     

    - Ну, тем хуже. Пардоньте на второй раз, но вы в этой тухлой дыре много чего такого не слышите, да не видите,- гоблин раскурил трубку, сделал несколько глубоких затяжек и продолжил,- на яшку в тех краях самый солёный дьявол не встанет. А всё потому, что троллье племя там живёт. Племя жуткое, лютое, не чета тем пиструнам калимдорским. Эти за вуду тебе разбавлять не станут. Схватят ночью и уволокут в джунгли. А там у них целый храм в тыщу ступеней,  от верхушки до земли - всё кровью залитый. Ложут, значит, пленного бедолагу на камень и живьём сердце вырывают. Такие у них порядки. Чужаков не чествуют. И всё ночью зверства чинят, днём-то ты их захочешь, а не сыщешь. Так говорят, злые духи племя то стерегут, да от посторонних глаз укрывают, а они им за это кровью платят. Но я видел. И золотой город их видел, и храм их кровавый видел, всё видел. Даже такое видел, чего мне уж вовек не развидеть, Ни’алота меня побери.

     

    За столом шла неспешная игра. Вполголоса объявлялись ставки, карты ложились на стол,  кто- то проигрывал, кто-то выигрывал, но было заметно, что все внимательно слушают необычный рассказ маленького пирата.

     

     - С древними богами те тролли якшаются, вот что я вам скажу. Может и зря старика Саргераса это… ну, того, вопщем. Такие дела под шумок кое-где творятся, что и демоны, вроде как, родными кажутся.

     

    - Да брешешь ты всё, рванина кезанская,- Аталиан с досады шлёпнул картами по столу. Зорго в этот раз не блефовал и поднимал ставку на сильную руку. Надо было говорить «пасс», пока была такая возможность.

     

    - Ты, небось, в Прибамбаске всё это время на каджабисе синтетическом сидел, вот с него и поймал золотые города, да кровавых троллей верхом на щупальцах. А теперь голову морочишь сидишь. Тьфу.

     

    К общему удивлению, вспыльчивый гоблин, на этот раз, ничего не ответил, лишь приложился к бутылке с грогом, да снова принялся набивать свою трубку чёрными, отсыревшими листьями.

     

     

    Игра продолжалась.    


    • Веос, Вирэл, Zorg и еще 1 это нравится


    #1580 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 15 Март 2018 - 15:52

    Второй месяц третьего года от основания А’Мун Кай, семнадцать дней до Ярмарки Новолуния.

     

    Сегодня состоялось очередное собрание клана А'Мун Кай, но особо рассказывать не о чем. Обсуждались текущие дела, недавние политические события и, на мой взгляд, самое важное- наши потери. Действительно, за последнее время, золота у нас стало гораздо больше, а вот карманов, куда это золото можно положить, значительно меньше. A la guerre comme a la guerre...

     

    Чокнутый, к всеобщему удивлению, в течение всего собрания был подозрительно тихим и немногословным,

    а во время выступления Аталиана, вообще, широко и демонстративно зевнул, а затем начал жевать отрубленные детские пальчики, которые принёс с собой в маленьком мешочке на поясе. Син'дорай сразу отреагировал на эту выходку. Подойдя ближе к разбойнику, эльф, как бы невзначай сверкнул своим кинжалом перед носом у отрекшегося и сплюнул сидящему мертвецу под ноги. В ответ Чокнутый слегка потряс перед Аталианом своим ожерельем из отрезанных эльфийских ушей, на что последний, скривив презрительную мину, отвернулся и продолжил свою речь. 

    Хочется верить, что это лишь забавный эпизод, а не первые проявления нового конфликта внутри клана. 

     

    Я же, слушая Аталиана, осматривал присутствующих и, медленно переводя взгляд с одного разбойника на другого, вспоминая павших братьев, отчётливо осознал необходимость запечатлеть нас такими, какие мы есть сейчас и сохранить память о каждом. 


    • Веос, Вирэл, Insaneman и еще 1 это нравится


    #1568 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 08 Март 2018 - 18:15

    НЕ, НУ, ВЫ ВИДАЛИ?! сравнил меня с орками! МЕНЯ!!!!!! ГРАЙГЕ ПАБЕДАНОСНАВА!

     

    ну, щас я вам пакажу.

     

    Втарой месяц третева года блаблабла празник навалуния кароч

     

    па парядку, вопщем. Пришол я, значица, в халупу, где оставил ентова атмарозка. и, знаете, чо? сидит голый, с языка слюня текёт, кости тарчат никрасиво. Арёт шота на хрен паймёш каком языке и долбит тесаком па сваей праклятой шкатулке!

    тот ещё натюрморт, вопщем. Ну, саданул я ему дубиной па башке и улажил снова спать. только типерь связал пакрепче.

    Паглядел на енти художества в книженции и, БА! вот эта он ишо чота пра миня трындит?! заметки, гаварит, на палях! саизволит разрешить!!! Да я иму так излажу мысли, шо закачаеца. дубень мардовый.

     

    Вопщем, сганял я нашол иво Ллэю в городе, хатя и без этой бабёнки много чо знаю.

    Веас ваш учудил на днях такое, шо полдаларана до сих пор катаеца со смеху. Привязал какова та дохлова людишку к шесту и выставил ночью на площади. Чучело вышло, вопщем, навродя статУи. только абидной сильна. Людишку та он в шутовской халат нарядил, а позу зделал героицкую, из задницы питушиный хвост тарчит и на пастаменте надпись: "КЕША" (патом снизу там ктота слово матерное дарисовал). Народец по утру животы надрывал с потехи, а старик Кадгар, увидав такой пизаж, чуть не аблысел са злости. Тут же павилел сваим халуям художество убрать, но талпа галдела ищо дня два. панравилось, вопщем. 

     

    А чом эта я? ах, да, точна, елфийка мне ваша шиш чо расказала. спрасила токма как сибя ентот полудурак маргвай чуствует (дохлый он. шо он там чуствавать, вапще, могёт?!) а за астальное заявила, шо эт ни моево зилёнова носа дело! Во, как!

    Но, паскольку я гоблин атвецтвенный (не зря же пёрся в такую даль), я ришил сам всё узнать. Праслидил, значица, до какова то склепа её и шмыгнул следом в праход потайной.

    На поверку енто логово раззбойничье аказалось. Павсюду черепа с факелами, кравища на стенах, вопщем, К Р А С И В А. эльфка кудайто свинтила пашустраму, ну, пришлось мне самому шнырять в каридорах ентих.

    Токма многа я сё равно нинашнырял. И ста шагов нипрашол, как за шкирку миня ухватил какойта пьяный ельф!!! Мало таво, шо ентот гАд бизциримонна паднял над зимлёй увожаемого гоблина, дак ешо и свинорезом в харю начал тычить!!!!

    Сказать, шо я абасрался- ничево не сказать. (МАМУ НЕ ЗВАЛ!!! ПУСТЬ УШАСТЫЙ НИВЫДУМЫВАЕТ, ЕСИ ЧО!!!!) да, вот ток нидавелось мне с носом расстаца.

    Ельф хоть и был пьянее хозена, но разглядел сваими шарами залитыми серьгу

    в ухе, каторую мне маргвай на днях выдал. сказал, шо пригодица может, если на ниприятнасти нарвусь. Видать, панастаящему важная вещь, коли меня дылдон

    на ремни стругать перидумал. Ну, я уж было решил, шо нидоразумение исчерпано и щас миня паставят на место, извиняца, а патом проводят куды мне надо. но хер там плавал. Ельф токма мекердыч свой за пазуху заткнул, рассмеялся, донёс меня до выхода и дал такого смачного пинка, шо я чуть до самого Брилла не далетел!

     

    по етому поводу у миня сразу две притензии.

     

    ВЕАС! ну, што за дела?! Ведь, мыж с маргваем партнёры! Он зарабатывает золотишко,

    а я иво трач...храню, то есь. Откуда такое неувожение?! Пачиму твая кодла так сильна зубы скалит на чесных воров, вродь меня?! РАЗБЕРИСЬ!!!! 

    А ты, падла вислоухая, запомни. Будь ты хоть сам лорд Жорах, а срать ведь ходиш

    как все. в нужник. Дык вот, ищо раз так са мной абращаца пасмеиш, я тебя без портков подкараулю и вместе с сортиром ПоДоРвУ!!! да так сильна, шо твой голый зад

    над аргусом кометой пралетит и никакой амункай нипаможет, понел?!

     

    Вопщем, излажил всё как есь и жду деньгу за труды на почту.

    Ах, да, Маргвай! Я всю ноч старался и песал, пока ты тарабарщину арал и чекалдыкался тут. Так шо, еси тронеш хоть словечко, я все тваи бабки в Кабестане

    за вечер на шлюх и скверноплю спущу! а там хоть на куски меня реж, но золотишко та тю-тю!

     

    Ы.

     

    *приписано рукой Моргвая*  орфография автора сохранена...     


    • Веос, Вирэл, Insaneman и еще 1 это нравится


    #1556 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 02 Март 2018 - 03:17

    Второй месяц третьего года от основания А’Мун Кай, за два дня до Ярмарки Новолуния.

     

    Сегодня син'дорай Аталиан, член совета Круга Девяти, вызвал меня, Ллэй и Чокнутого на спец. операцию, которая проходила в Долине Призрачной Луны. Наше подразделение вошло в состав боевой группы, которая была сформирована с целью уничтожения альянсовского сопротивления на Дреноре. Недобитые в последней межклановой войне собаки, объединившись, попытались дать бой. Как и прежде, задачей убийц из А'Мун Кай стала ликвидация вражеских разведчиков, лекарей и наиболее опасных целей. Несмотря на то, что воины Орды, в какой-то момент битвы, переломили хребет противнику и обратили его в бегство, мы перерезали меньше глоток, чем нам хотелось бы. Неудивительно. После ряда сокрушительных поражений, свиньи научились очень быстро бегать. 

     

    С нашей же стороны (я имею ввиду А'Мун Кай) потерь почти не было. Чокнутому опять оторвали челюсть и раскроили бошку, но, ничего, аптекарям из Королевского Фармацевтического Общества не впервой латать этого гурмана.  

     

    Также, меня начала беспокоить судьба нашего разведчика Цилинара, который уже давно не появлялся в Логове и не выходил на связь. Не хочу обсуждать здесь досужие сплетни, долетевшие до моих ушей, но я опасаюсь худшего...

    Может быть, в свете последних событий, я стал чересчур мнителен. Этот син'дорай- опытный разбойник, настоящий мастер своего дела, а Тень укрывает его, словно любящая мать.

    Будем надеяться, что мои страхи напрасны. 


    • Веос, Вирэл, Insaneman и еще 1 это нравится


    #1554 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 01 Март 2018 - 06:48

    Второй месяц третьего года от основания А’Мун Кай, за три дня до Ярмарки Новолуния.

     

    Поскольку это первая заметка, которую я вношу в хроники, начать её необходимо с предыстории. В то время, когда объединённые силы Альянса и Орды вступили в завершающую фазу противостояния с Пылающим Легионом титана Саргераса, клан наёмных убийц  А’Мун Кай вёл свою, незаметную для многих, но от того не менее тяжёлую и кровопролитную войну сразу с несколькими гильдиями живых. Наши братья не знали покоя ни днём, ни ночью, выслеживая врагов и уничтожая их по всему Азероту. Более того, стычки с отдельными группами псов, порой, перерастали в полномасштабные сражения при участии союзников как с одной, так и с другой стороны. Братья поговаривали, что требования совета Круга Девяти, которые предъявлялись к остальным членам клана, ещё никогда не были такими жёсткими, а давление на рядовых убийц настолько сильным. Но и недостатка в заказах, к слову, тоже не было. Стена с именами полыхала кровавым заревом. Впечатлённые эффективностью действий наших братьев на полях сражений, клиенты наперебой несли своё золото Хранителю, желая наказать личных врагов. В тёмных коридорах логова разбойников шептались, что клан уже давно не был так богат, силён и влиятелен. Нас не могли победить, от нас невозможно было убежать, или спрятаться, а наше имя вселяло настоящий ужас в сердца живых. Тогда среди врагов нашёлся безумец, опытный боец Арены, который решил одним взмахом кинжала перечеркнуть все наши успехи, вызвав на дуэль самого Хранителя. Претендент бросил вызов громко и нагло, чем привлёк внимание многих даларанских зевак. К моему удивлению, Хранитель принял вызов на честный поединок (за приличную сумму, разумеется), и бой состоялся в уединённом месте Пандарии, на вершине Кунь-Лай. Саму дуэль описывать не имеет смысла, брат Веос легко, даже играючи победил своего противника. Хранитель клана спустился с вершины богаче на целую гору золота, пополнив свою коллекцию ещё одним языком.

     

    Изнурительная война с альянсовскими псами подходила к концу. Гильдии, которые посмели бросить вызов

    А’Мун Кай,- посрамлены и обескровлены, однако у всего есть своя цена.

     

    На этой войне мы потеряли троих.

     

    Я веду эти записи в небольшой комнате на втором этаже таверны Нового Агамонда, которая, с недавних пор, стала моим домом. На столе передо мной лежат кинжалы Одиннадцатого и, вглядываясь в отблески неверного света свечи на отполированном лезвии, я ловлю себя на том, что не перестаю задавать один и тот же вопрос:

    «Не слишком ли большую цену мы заплатили за свои победы?».


    • Веос, Вирэл, Insaneman и еще 1 это нравится


    #1553 Хроники А'Мун Кай (в пасти безумия).

    Написано Моргвай на 01 Март 2018 - 06:46

    Решил вести своеобразные записи, где буду фиксировать основные события. Будьте любезны, коллеги, в этой теме соблюдать два простых правила:
     
    1) Не нужно в ней ничего комментировать. Пусть повествование сохранит атмосферу.
     
    2) Не нужно вмешиваться в повествование, все события освещаются с позиции разбойника Моргвая,- это его взгляд. Если что-то, по вашему мнению, критично неверно, то просто напишите мне в ЛС, я внесу изменения, если сочту ваши претензии обоснованными. 
     

    • Веос, Insaneman, Llay и еще 1 это нравится